Список форумов Новая Земля

Новая Земля
форум о её людях, природе, истории
 

РегистрацияРегистрация    ПрофильПрофиль  ПользователиПользователи  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения  ВходВход

Сталкер с Черной губы.

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1414
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Чт Окт 13, 2016 18:12    Заголовок сообщения: Сталкер с Черной губы.
Ответить с цитатой


Литовкин В.Капитан Ковалев,сталкер с Черной губы."Известия"

В большом р-ре https://img-fotki.yandex.ru/get/152444/119678512.b5/0_c9a60_ea2ce13_orig

https://fotki.yandex.ru/next/users/w-stiks/album/211874/view/825952?page=3
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1414
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Чт Окт 13, 2016 18:48    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой


Литовкин В.Орден Мужества сталкеру с Новой Земли."Известия"


https://img-fotki.yandex.ru/get/196183/119678512.b5/0_c9a62_d36ce9bb_orig
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1414
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Чт Окт 13, 2016 18:59    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

"Известия"13 сентября 2004
Чертова дюжина капитан-лейтенанта Ковалева

17 сентября единственный из оставшихся в России ядерных полигонов на архипелаге Новая Земля отметит свой полувековой юбилей. Гриф секретности на процессе его разработки надежно скрыл не только технические детали конструкций боеприпасов, но и судьбы людей, испытывавших их. Один из драматических эпизодов, о которых можно рассказать только теперь, произошел в сентябре 1957 года на восточном берегу губы Черной, у самой южной оконечности Новой Земли, где тогда проводились первые натурные испытания ядерного оружия. Советские ученые разработали новейший ядерный боезаряд, главным поражающим фактором которого должно было быть особо жесткое излучение...

17 сентября единственный из оставшихся в России ядерных полигонов на архипелаге Новая Земля отметит свой полувековой юбилей. На этот праздник в столицу Центрального ядерного полигона, Белушью Губу, прилетят ветераны-испытатели - те, чьим трудом ковался ядерный щит государства.

Говорят, что историю делают конструкторы, министры, маршалы или политики - но не простые работяги, в погонах или без них. Не умаляя заслуг первых, хотелось бы в преддверии юбилея рассказать о вторых, без самоотверженного, часто рискованного труда которых ядерного могущества России могло и не быть.

Опыт №3

- Ни один академик без помощников ничего бы не сделал, - заявил мне бывший начальник отдела подрыва новоземельского полигона капитан 1 ранга запаса Виталий Вахрамеев. Сегодня ему 74 года, 20 из них он отдал работе с ядерными боеприпасами. - Сегодня нам не нужны ни награды, ни деньги, нужны друзья, а они умирают...

Умирают не только люди, но и память о том, как испытывалось наше супероружие. Гриф секретности на процессе его разработки надежно скрыл не только технические детали конструкций боеприпасов, но и судьбы людей, испытывавших их. Один из драматических эпизодов, о которых можно рассказать только теперь, произошел в сентябре 1957 года на восточном берегу губы Черной, у самой южной оконечности Новой Земли, где тогда проводились первые натурные испытания ядерного оружия.

Советские ученые разработали новейший ядерный боезаряд, главным поражающим фактором которого должно было быть особо жесткое излучение, убивающее все живое, но оставляющее нетронутыми дома, дороги, технические коммуникации противника. Эксперименту был присвоен индекс ФО-3 (Физический опыт № 3) и высшая степень секретности, его результаты заранее были признаны чрезвычайно важными и поэтому незамедлительно должны были быть доложены первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву. Ветераны вспоминают, что под проведение этого взрыва на Новую землю прилетело немало высокопоставленных московских начальников. Причастность к событию, будь оно успешным (а в исходе никто и не сомневался), сулила награды, повышения в званиях и должностях. Как вспоминают очевидцы, на командном пункте (КП) полигона от адмиралов и генералов было просто не продохнуть.

Последний отсчет

В 9 километрах от этой штабной суеты, на площадке, где в окружении нескольких рядов колючей проволоки на 15-метровой вышке была установлена атомная бомба мощностью в 20 килотонн, работал начальник пункта подрыва капитан-лейтенант Владимир Ковалев. Офицер должен был проверить аппаратуру пункта, необходимую для проведения эксперимента: две станции приема радиосигнала, электрогенератор и еще целый ряд специальных приборов. Провел несколько пробных сеансов связи с КП и, убедившись, что все работает отлично, опечатал свое "хозяйство" пластилиновой печатью. Продемонстрировал исправность системы своему заместителю - Ивану Симанкову, который, как и положено по инструкции, подтвердил готовность пункта подрыва, расписавшись в секретной ведомости. За саму бомбу отвечали представители Министерства среднего машиностроения Виктор Жучихин и Юрий Коленов. Они также проверили "работоспособность" объекта. Расписались, где положено. И, покидая площадку, замкнули рубильник электропитания - бомба взведена.

Лети и смотри

- К испытаниям все готово! - через полтора часа после того, как испытатели пересекли на катере бухту и попали на КП, доложил Ковалев начальнику 6-го Главного управления ВМФ, занимающегося на флоте эксплуатацией и обслуживанием ядерных зарядов, адмиралу Петру Фомину. И тот дал команду на отсчет времени: 10 минут до взрыва!... 5! ... 1!... 10 секунд!... 5!... 0!

Но вместо опережающего грохочущий звук зрелища черно-сизого ядерного гриба, возносящегося вверх, на другом берегу бухты все так же хмуро висело северное небо. Взрыва не было. Ни через секунду, ни через минуту, ни через десять. Нависшую на КП тишину разорвал чей-то мат, к Ковалеву подскочил сотрудник контрразведки:

- В чем дело, товарищ капитан-лейтенант? Вы что, забыли об ответственности за срыв правительственного задания?!

- Погоди, - остановил особиста Фомин, и, повернувшись к Ковалеву, как-то уж совсем не по уставу спросил:

- Что могло случиться, Володя?

- Не знаю, - пожал плечами капитан-лейтенант. - Все было в порядке...

- Тогда берите вертолет и летите на площадку, - подвел черту адмирал. - Выясните, что там произошло.

Чертова дюжина

Вертолет сел в полутора километрах от испытательной площадки в лощине.

- Если грохнет, ты тут все равно ни от чего не спрячешься, - не без иронии заявил пилоту Ковалев

- Да здесь просто стоять удобнее...

- Ну да, - покачал головой капитан-лейтенант. - Тебе стоять, а нам полчаса по кочкам топать...

Как и предполагали испытатели, на площадке все оказалось точно так, как они и оставили. Никто и ничто помешать проведению эксперимента не могло. Посторонних людей на полигоне нет, печати и пломбы на месте, гудят электромеханические преобразователи напряжения. Значит, все взведено и не прошла только последняя команда... Виктор Жучихин отключил рубильник от электропроводов, ведущих от системы автоматики к бомбе. Осмотрел ее. Потом к осмотру пункта подрыва приступил Владимир Ковалев. Причину неудачи нашел довольно быстро - перегорел предохранитель на приемнике сигнала с КП. Но таких приемников было на пункте два, и на втором предохранитель оказался в полном порядке...

Обесточив бомбу, Жучихин с Коленовым принялись за расснаряжение заряда. Как и полагалось по инструкции, вскрыли установку, отстыковали разъем проводов высоковольтного генератора от детонаторов. А потом вынули боевые пробки из розеток, заменили их напрямую "закоротками". Теперь предстояло доложить о проделанной работе на КП.

- Посмотри предохранители на радиопередатчиках КП, - попросил Жучихин Ковалева. Ковалев и Симанков полетели на КП, а Жучихин и Коленов остались охранять "аварийную бомбу".

И при осмотре на КП оказалось, что на резервном передатчике в ту же секунду, что и на приемнике, - во время передачи сигнала на подрыв бомбы - сгорел предохранитель. Поэтому и вторую электроцепь замкнуть не удалось.

- Как ни странно, во всем виновато число "13", - на полном серьезе объяснил ситуацию Владимир Петрович. - Несущая частота радиоканала в наших документах значилась под этим номером. И "Журнал боевой работы", в котором мы делали записи на пункте подрыва, тоже был учтен в секретной части под номером "13"...

Бомба с коньяком

Мистика мистикой, но проблема была чисто технической. Поэтому кроме смены предохранителей на двух линиях было решено проложить к бомбе еще и третью - резервную - цепь. Однако из-за отсутствия необходимого оборудования работу отложили на сутки - аппаратуру спецрейсом везли из Москвы и Ленинграда. На следующий день капитан-лейтенанта Ковалева, старшего лейтенанта Симанкова и Коленова с Жучихиным опять отправили на левый берег к бомбе. Им снова предстояло ее вскрыть, завести на нее третью, резервную, цепь электропроводки, установить еще один приемник радиосигнала, согласовать его работу с остальной аппаратурой автоматики.

В полдень к берегу причалил катер - капитан Орест Касимов привез обед: горячий борщ, чай, ящик тушенки, хлеб, соленые огурцы и... две бутылки армянского коньяка. На Новой Земле существовал "сухой закон", и коньяк в полярной тундре был особо дорогим подарком.

- Это вам от адмирала Фомина, - объявил Орест. - Он разрешил его выпить после доклада об окончании работ...

Оружие "варваров" нового века

На следующий день взрыв прогремел точно в назначенное время. В СССР был испытан первый ядерный боеприпас, убивающий все живое и в то же время оставляющий нетронутой инфраструктуру противника. Зачем? Ни в Минатоме, ни в Минобороны внятно ответить на этот вопрос так до сих пор и не хотят. Видимо, советское руководство на полном серьезе считало, что атомную войну можно выиграть, и будет хорошо, если после ее окончания Советскому Союзу достанутся нетронутыми дома, дороги, фабрики и заводы противника - приходи и живи. Правда, полвека спустя выяснилось, что сделать это было бы невозможно.

- Радиация в местах проведения первых ядерных испытаний, конечно, уже не та, что бывает сразу после взрыва, - рассказал "Известиям" нынешний начальник Центрального полигона Юрий Соколов, - однако и сегодня уровень излучения в этих местах достаточно высок.

Двадцатью годами позже, чем СССР, аналогичный боеприпас - так называемую нейтронную бомбу - испытали американцы. Москва тут же окрестила это оружие "варварским", умолчав о том, что у нас-то оно уже есть, и стала добиваться его запрещения. Потом СССР и США подписали договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах, а в 1990 году Москва объявила мораторий на проведение ядерных взрывов. Полигон на Новой Земле замолчал. Молчит и американская Невада.
Главное - не наказали

За поход к неразорвавшейся ядерной бомбе Владимир Ковалев получил орден Красной Звезды. Остальные участники тех событий - ничего.



- Не наказали, и то хорошо, - говорят они, вспоминая те суровые времена.

Нет среди них и единного мнения о том, привозили ли на площадку к атомной бомбе коньяк.

- Не положено это, - говорят ветераны. - Значит, и быть этого не могло.

Справка

С 21 сентября 1955 года по 24 октября 1990 года (официальная дата объявления моратория на ядерные испытания) на новоземельском полигоне было произведено 135 ядерных взрывов: 87 в атмосфере (из них 84 воздушных), 1 наземный, 2 надводных, 3 подводных и 42 подземных взрыва. Среди экспериментов были и очень мощные мегатонные испытания ядерных зарядов, проводившиеся в атмосфере над архипелагом. Отзвук взрыва 100-мегатонной бомбы над Новой Землей, испытанной на половину своей мощности (за что на Западе ее прозвали "пол-Ивана"), докатился до Диксона, где взрывной волной повыбивало окна в домах. После этого "эксперимента" в августе 1963 года руководители СССР и США сели за стол переговоров и подписали договор, запрещающий ядерные испытания в трех средах: атмосфере, космосе и под водой. Были приняты ограничения и по мощности зарядов.
Дмитрий ЛИТОВКИН

http://izvestia.ru
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1414
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Чт Окт 13, 2016 19:13    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

https://ria.ru 25.08.2006

Сталкер с Новой Земли

На Новой Земле было произведено 132 ядерных взрыва. И лишь однажды случилась "осечка". Разбираться с бомбой, которая не пожелала взрываться, отправился капитан-лейтенант Владимир Ковалев


Сначала немного статистики.
За 35 лет (с 21 сентября 1955 года по 24 октября 1990 года, когда в нашей стране был объявлен мораторий на ядерные испытания) на трех боевых полях атомного полигона на архипелаге Новая Земля было произведено 132 ядерных взрыва. Из них 87 атмосферных. В том числе 83 воздушных, 3 надводных и один наземный.

При проведении наземного испытания произошла "осечка" - атомная бомба не взорвалась. Выяснить, почему это произошло, командир приказал капитан-лейтенанту Владимиру Ковалеву и еще трем его товарищам.

Незапланированное ЧП

Это случилось в сентябре 1957 года на восточном берегу губы Черной, у самой южной оконечности Новой Земли, где тогда находился один из самых засекреченных советских полигонов. Там испытывали ядерное оружие.

В то памятное утро, вспоминает капитан 1 ранга в отставке Владимир Петрович Ковалев, им тоже предстояло взорвать очередную бомбу. По документам она проходила, как ФО-3 ("Физический опыт N 3"). Но сам "опыт" оказался необычным - ученые и военные планировали выяснить эффективность действия особо жесткого излучения, которое впервые хотелось получить на этом ядерном заряде.

Лет через двадцать пять после того американцы объявят, что они создали нейтронную бомбу именно с таким излучением. Оно убивает все живое, но не разрушает здания, не уничтожает дорог, коммуникаций... В Советском Союзе сразу окрестили это оружие "варварским" и, как водится, начали борьбу за его запрещение. Естественно, умалчивая, что у нас все это уже было испытано.

А тогда начальник пункта подрыва "изделия" (так называлась его должность) капитан-лейтенант Владимир Ковалев, прослуживший на Новой Земле уже больше года и принимавший участие далеко не в первом испытании ядерного оружия, как всегда проверил аппаратуру пункта, - в систему автоматики входили две станции приема радиосигнала, электрогенератор и много других приборов, - провел несколько пробных сеансов связи с КП (командным пунктом), который находился в девяти километрах от бомбы - в устье губы Черной и, убедившись, что все работает отлично, опечатал пластилиновой печатью свое заведывание.

Продемонстрировал исправность системы своему заместителю - Ивану Симанкову, который, как и положено по инструкции, подтвердил готовность пункта подрыва, расписавшись в секретной ведомости.

Двадцатикилотонная бомба находилась на вершине 15-метровой башни. От нее к распределительному щиту с рубильником на пункте подрыва тянулись электропровода. А сама испытательная площадка - круг с диаметром в 30 метров - была опутана несколькими рядами колючей проволоки. И для того, чтобы поставить "изделие" на "товсь" надо было пройти через ворота, замкнуть рубильник. Но без радиосигнала с КП запустить автоматику, а через нее электрогенератор и привести в действие детонаторы заряда было невозможно.

Правда, за саму бомбу отвечали не военные, а представители министерства среднего машиностроения Виктор Жучихин и Юрий Коленов. Они тоже проверили "работоспособность" своего заведывания. Расписались, где положено. И, покидая площадку вместе с офицерами, замкнули рубильник. Ковалев, старший на площадке подрыва, подтвердил точность проведенных работ своей подписью. И опечатал ворота.
Еще полтора часа им потребовалось, чтобы на катере перебраться через губу, а затем доложить на КП:

- К испытаниям все готово!

Старший на командном пункте начальник 6-го Главного управления ВМФ, того самого, что на военном флоте занималось эксплуатацией и обслуживанием ядерных зарядов, адмирал Петр Фомин приказал начинать отсчет времени. Из динамиков на всех площадках, на самолетах и кораблях, которые находились в зоне испытаний, раздался голос начальника КП капитан-лейтенанта Евгения Нахуцришвили:

- Десять минут до взрыва!... Пять минут!... Минута!... Десять секунд!... Пять!...

Этот отсчет нужен был для того, чтобы все специалисты, участвующие в эксперименте, успели запустить аппаратуру регистрации параметров взрыва и уйти в укрытия. Все присутствующие на КП, а там, как вспоминал потом Виктор Жучихин, в основном стояли люди в генеральских и адмиральских мундирах, надели защитные черные очки.
Отсчитана последняя секунда.

"Ноль!"
Но что это?

На том берегу губы, где вот-вот должен был вспыхнуть султан разрыва и, обгоняя грохот и рев, быстро разрастись в клубящееся черно-сизо-сереневое облако ядерного гриба, неподвижно стояло по-арктически сумрачное серое небо.

Взрыва не было. Ни через секунду, ни через минуту, ни через десять.

На КП все стояли, как оцепеневшие. И вдруг в адмиральско-генеральской среде раздался смачный, многоколенный мат, к Ковалеву тут же подскочил сотрудник контрразведки:
-В чем дело, товарищ капитан-лейтенант? Вы что, забыли об ответственности за срыв правительственного задания?!

- Погоди, - остановил его, поморщившись, адмирал Фокин и, повернувшись к Ковалеву, как-то по-домашнему спросил:

- Что могло случиться, Володя?

- Не знаю, - пожал плечами капитан-лейтенант. - Все было в порядке.

- Сделаем так, - сказал адмирал, - бери вертолет и летите на площадку. Выясните, что там произошло.

Возвращаться к неразорвавшейся ядерной бомбе было очень рискованно. И в десант снарядили только четверых - Ковалева, Симанкова, Коленова и Жучихина.


Во всем виновато число 13

Вертолетчик, фамилию его за давностью лет Владимир Петрович уже не помнит, приземлил боевую машину в овраге, в полутора километрах от испытательной площадки. Ковалев рассмеялся:

-Если грохнет, ты тут все равно ни от чего не спрячешься.
Летчик смутился:

-Да здесь просто стоять удобнее.

-Ну да, - покачал головой капитан-лейтенант. - Тебе стоять, а нам полчаса по кочкам топать...

С воздуха, когда вертолет делал один за другим круги над площадкой, они, Ковалев, Жучихин, Симанков и Коленов, уже успели заметить: ни с изделием, ни с испытательной площадкой никаких изменений не произошло. Ничего не горело. Ни один зверь - ни белый медведь, ни олень, никто другой - забор не повредил. Но все равно, подходя к воротам пункта подрыва, капитан-лейтенант сказал Коленову:

-Ты, Юра, останься с аптечкой на проходной. Мало ли что может случиться...

Сегодня, спустя почти пятьдесят лет, он с удивлением вспоминает:

-В аптечке был йод, стрептоцид и бинты. Если бы грохнуло, от нас не то, что костей, - даже мокрого места не осталось. А рефлексы какие-то действовали - мол, может быть, нам все это понадобится - вроде, кто палец поцарапает.

Не понадобилось.

Они сняли печати с ворот пункта подрыва, подошли к «изделию» поближе. Коленов услышал: гудят электромеханические преобразователи напряжения. Значит, все взведено и не прошла только последняя команда. Ведь вся аппаратура, которая была установлена на вышке, рассчитана на то, что работать ей нужно будет всего пару минут. А прошли уже часы. Что можно сделать, если все подготовлено к боевой работе, а точнее к взрыву?

И все-таки, что-то делать было нужно. Виктор Жучихин отключил рубильник от электропроводов, ведущих от системы автоматики к бомбе. Осмотрел ее. Все печати были на месте. Ни зверь, ни птица, ни, тем более, посторонний человек "изделия", как и забора, не касались. Да и откуда было взяться в новоземельский тундре посторонним?!

Потом к осмотру пункта подрыва приступил Владимир Ковалев. Причину неудачи нашел довольно быстро - перегорел предохранитель на приемнике сигнала с КП. Но таких приемников было на пункте два, - на втором предохранитель оказался в полном порядке. Почему же сигнал не прошел на бомбу по второй, резервной линии?

Проводная связь не работала, а связаться по радио с КП не было никакой возможности. Недалеко от полигона стояли американские корабли, - они наверняка слушали эфир и «выдать им тайну» было страшнее самого взрыва. Поэтому пришлось брать ответственность за всю операцию на себя.

Обесточив бомбу, Жучихин с Коленовым принялись за расснаряжение заряда. Как и полагалось по инструкции, вскрыли установку, отстыковали разъем проводов высоковольтного генератора от детонаторов. А потом вынули боевые пробки из розеток, заменили их напрямую «закоротками».

Теперь предстояло доложить о проделанной работе на КП. Туда на вертолете полетели Ковалев и Симанков. А Жучихин и Коленов остались охранять «аварийную бомбу». Сегодня они вспоминают об этой «охране» с улыбкой, - у них даже оружия не было.

-Посмотри предохранители на радиопередатчиках КП, - попросил Жучихин Ковалева.

Оказалось, что на резервной линии в ту же секунду, что и на приемнике, во время передачи сигнала на подрыв бомбы сгорел предохранитель и на передатчике. Поэтому и вторую электроцепь замкнуть не удалось.

-Потом мы догадались, в чем дело, - на полном серьезе объяснял мне ситуацию Владимир Петрович. - Выяснилось, как ни странно, что во всем виновато число "тринадцать". Несущая частота радиоканала в наших документах значилась под этим номером. И "Журнал боевой работы", в котором мы делали записи на пункте подрыва, тоже был учтен в секретной части полигона под номером "тринадцать". Так это или нет, точно не знаю, но с тех пор я и не люблю эту цифру.

-И все-таки, - допытывался я. - Что вы испытывали, когда возвращались к неразорвавшейся атомной бомбе? Страх? Обиду? Обреченность? Какие чувства владеют человеком в этой ситуации?

-Не помню, - ответил Ковалев. - Но ощущение такое, что страха за свою жизнь все же не было. Бомба - целая. Цепной реакции не произошло. Чего ее боятся-то?!

-Но ведь там, к примеру, мог сработать один детонатор, - не унимался я, - взорваться одна тротиловая шашка? Пусть обжатия нет, критическая масса урана не достигнута, но радиоактивное излучение все равно уже могло начаться. Неужели об этом вы не думали?

-Правильно, - соглашается он. - Все это могло быть. Но мы даже радиометров из кармана не доставали. И мысль об излучении в голову тоже не пришла. Может быть потому, что очень молоды были - мне чуть-чуть за тридцать, холостой еще. Да и ребята примерно в том же возрасте... Видимо, просто не успели испугаться или мозгов для этого не хватило. Кто его знает?

Правда, Юрий Коленов потом мне говорил, что они с Жучихиным прекрасно понимали, что может случиться с «изделием». Электромеханический преобразователь, который им предстояло чинить, находился под индуктивной нагрузкой и мог «сработать» прямо под руками.

Но деваться им было некуда. Это их «бомба», - им ее и вскрывать.

Две бутылки коньяка - за риск и мужество

Они не прикасались на КП к системе автоматики подрыва два дня. Во-первых, к ней не пускали особисты. А, во-вторых, ждали, когда из Москвы привезут новые предохранители, еще один комплект приемо-передающей аппаратуры. Адмирал Фомин принял решение проложить к бомбе третью резервную линию. И как обычно, для решения такой задачи на полигоне не оказалось необходимых приборов.

Не было их и в столице. Пришлось лететь в Питер, в закрытый военно-морской научно-исследовательский институт, где делали эти приборы.

Начальство ходило мрачнее тучи. Кто-то из контрразведчиков успел "капнуть" о срыве испытаний на Лубянку. От чекистов об этом узнал Хрущев. И ничего хорошего для себя ни адмирал Фомин, ни командиры помельче его от него, да и от собственного командования не ждали.

Ковалеву и трем его товарищам по испытательной площадке тоже приходилось не сладко. Их заставляли писать объяснительные, таскали на допросы к контрразведчикам: кто что сказал во время работы на пункте? Не было ли у кого сговора сорвать испытания? Какие личные отношения сложились между начальником КП автоматики Евгением Нахуцришвили и начальником ППИ Владимиром Ковалевым?

Наконец, самолет с Большой Земли прилетел. На полигон прибыл сам начальник Главного управления опытовых работ Минсредмаша генерал-лейтенант Николай Павлов и заведующий лабораторией Института химической физики Академии наук СССР Георгий Шнирман, научный руководитель эксперимента "ФО-3". Все опять завертелось.

На кораблях, самолетах, испытательных площадках стали менять кассеты с аппаратурой, фиксирующей результаты взрыва, заряжать электроаккумуляторы... А таких площадок вокруг бомбы на разных расстояниях было несколько десятков.

Капитан-лейтенанта Ковалева, старшего лейтенанта Симанкова и Каленова с Жучихиным опять отправили на левый берег губы Черной. Им предстояло вновь вскрыть бомбу, завести на нее третью резервную цепь электропроводки, установить еще один приемник радиосигнала, согласовать его работу с остальной аппаратурой автоматики... Дела хватило на целый световой день.

В полдень к берегу причалил катер, - капитан Орест Касимов привез им обед: в термосе - горячий борщ, чай, ящик тушенки, хлеб, огурцы соленые и... две бутылки армянского коньяка. На Новой Земле существовал "сухой закон", и коньяк в полярной тундре стал особо дорогим подарком.

- Это вам от адмирала Фомина, - объявил Орест. - Он разрешил выпить его после доклада об окончании работ.

Но столько терпеть было выше нормальных человеческих сил. Они знали, что по сто-двести грамм на брата в холодный осенний день их работе никак помешать не смогут. И обе бутылки оказались тут же раскупоренными. Единственное, что испытатели неукоснительно соблюли, - вынесли пустую посуду за пределы пункта подрыва.

-Ничего лишнего на площадке быть не должно, - сказал мне Владимир Петрович.

А взрыв прогремел на следующий день.

По закону подлости накануне в губе Черная испортилась погода. После недели ясного солнечного неба его вдруг заволокло тучами, на море лег густой туман и, казалось, взрыв опять придется отложить. Но к утру вдруг подул восточный ветер, дымка рассеялась, и небо опять просветлело.

- Бог за нас, - объявил атеист адмирал Петр Фомин и дал команду «замкнуть электроцепи».

Взрыв, как вспоминали потом участники этого эксперимента, получился очень красивым. Хотя, конечно, как оговаривались они, любовались все не самим взрывом, а физическим явлением. Как физическое явление, взрыв - очень красив.

Об успешном проведении испытаний тут же отрапортовали в Москву, первому секретарю ЦК КПСС Никите Сергеевичу Хрущеву.

Потом на берегах губы Черной в тот год взорвали еще пять или шесть бомб. Подробностей Владимир Петрович не помнит: слишком много было тогда подобных испытаний. Не успевали аппаратуру менять.

Об эффективности действия "жесткого излучения" капитан 1 ранга в отставке Владимир Ковалев до сих пор ничего не знает. Такие данные проходили не по его столу, а если бы и знал, никогда никому не сказал бы, тем более журналисту. У его подписки "о неразглашении государственной тайны" нет срока давности. А что такое разговоры с контрразведкой, ему рассказывать не надо.


* * *

За возвращение к неразорвавшейся атомной бомбе и наладку системы автоматики правительство наградило Владимира Ковалева орденом Красной Звезды. Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Родион Малиновский досрочно, на полгода раньше, присвоил ему звание "капитан 3 ранга". Какие награды получили другие участники того памятного испытания, он не помнит. По словам Жучихина, им даже похвалы никто не выразил. Они были и этим довольны.

-Тогдашняя жизнь приучила нас к правилу: не наказали и ладно, - сказал он мне. - Считай, что поощрен. И это уже хорошо.

Ни с Коленовым, ни с Жучихиным судьба Ковалева больше не сводила. Они, как он мне говорил, вроде бы работали в Арзамасе-16, куда доступ посторонним до сих пор запрещен. Много позже мне стало известно, что Юрий Коленов действительно работает в КБ-2 ВНИИЭФ города Сарова, который когда-то назывался Арзамасом-16. Он автор и соавтор более 60 научно-исследовательских отчетов и 21 изобретения, лауреат Государственной премии СССР. А Виктор Жучихин, ветеран войны, сейчас живет в Снежинске, бывшем Челябинск-40, он неработающий пенсионер и с трудом передвигается по собственному дому. С Симанковым Владимир Петрович встречался много раз, хотя тот трудился в Ленинграде, а Ковалев - в Москве.

На Новой Земле после того памятного случая Владимир Петрович прослужил еще шесть лет. Прилетел в Белушью в снежную полярную ночь в декабре 1960-го с женой, справил новоселье в 16-тиметровой комнатке офицерского общежития на два десятка семей, а уехал оттуда поздней осенью 1966-го. Участвовал в исторических испытаниях 30 октября 1961 года, когда взорвали и самую большую в мире водородную бомбу - 50-мегатонного "пол-Ивана". Тот взрыв был посвящен ХХIV съезду КПСС. И стал, как ни странно, началом борьбы за запрещение ядерных испытаний. Сначала воздушных, наземных и подводных, затем и во всех средах.

Детей у них с Зоей Алексеевной нет. Есть старенькие "Жигули" первой модели, но ездить на них Владимир Петрович уже не решается. Говорит, в его возрасте это трудно. Хотя никогда ничем он не болел. И сколько бэр хватанул на новоземельских испытаниях атомного оружия, не знает. И знать не хочет.

Годы, проведенные на Новой Земле, Ковалев считает самыми счастливыми в своей жизни.

Нереализованный сценарий

Еще одно дополнение. На мой взгляд, очень важное.

Несколько лет назад одна телекомпания предложила мне написать сценарий документального фильма о новоземельском ядерном полигоне и о людях, которые посвятили свою жизнь созданию «российского атомного щита». Со многими из них, как и с капитаном 1 ранга Ковалевым, мне повезло встречаться, разговаривать, узнать то, о чем не писали ни в каких книгах. Я с удовольствием взялся за эту работу, тем более, что ни одного фильма об испытателях атомного оружия никогда не было.

В советские времена такое кино не снималось, - все, даже технические и протокольные, съемки находились под грифом «совершенно секретно». Потом появились фильмы о Курчатове, Сахарове, Зельдовиче, о других выдающихся наших физиках и конструкторах, лауреатах и героях труда, создателях ядерного оружия, о том, как мы старались не отстать от США, не позволить им превратиться в единственную «сверхдержаву», а о простых людях, которые делали «бомбу», испытывали ее - ничего. А ветераны уже в солидном возрасте: уйдут, кто за них расскажет о том, как все происходило.

Эта мысль натолкнула и на очень простую и потому любопытную идею фильма. Старики прилетают на Новую Землю, посещают те места, где они когда-то жили и работали, в том числе и бункеры, командные пункты, испытательные площадки и вспоминают на камеру различные случаи из своей практики. Их рассказ проходит на фоне яркой, как на картинах Рокуэлла Кента, арктической природы (я был на архипелаге, видел, какой он потрясающе красивый, захватывает каким-то скупым особенным северным очарованием), тут же идут рассекреченные кадры документальных съемок...

Словом, сценарий получился. Это отметили и режиссер фильма, и директор студии. Осталось получить визы Министерства по атомной энергии и 12 Главного управления Министерства обороны, которые курируют сегодня ядерный полигон, получить разрешение на поездку туда творческой группы и ветеранов-испытателей. Тут-то мы и споткнулись.

Одному из заместителей министра по атомной энергии, к которому попал на рецензию мой сценарий, он крайне не понравился.

- Мелкотемье какое-то, - заявил мне чиновник. - Можно подумать, что кроме ваших офицеров, на Новой Земле никого никогда не было. Такой фильм нам не нужен.

Я пытался объяснить, что мы, безусловно, вспомним и о выдающихся советских физиках и конструкторах, руководителях промышленности, без которых не было бы нашего ядерного щита, хотя о них уже сказано достаточно много, а о тех ветеранах, которые присутствуют в сценарии, пока никто ничего не рассказывал и не снимал. Но заместитель министра остался непреклонным. Разрешения на вылет на Новую Землю творческая группа фильма не получила. Я конечно расстроился. А режиссер с нескрываемым сарказмом сказал:

- В вашем возрасте, дорогой друг, пора уже знать, что историю когда-то делали министры и маршалы, потом их место заняли политики, - простые работяги, в погонах или без них, никогда.

Сталкеру с Новой Земли, капитану 1 ранга в отставке Владимиру Петровичу Ковалеву историю про нереализованный сценарий я не рассказывал. Зачем огорчать заслуженного человека?

Виктор Литовкин, РИА Новости
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1414
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Чт Окт 13, 2016 19:37    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Химаныч О. Кузькина мать Никиты и другие атомные циклоны Арктики.ЗАО «Партнер НП»2009
http://royallib.com/read/himanich_oleg/kuzkina_mat_nikiti_i_drugie_atomnie_tsikloni_arktiki.html#0


СТАЛКЕРЫ НОВОЙ ЗЕМЛИ

Сталкер - от английского слова stalker - ловчий, охотник, преследователь. У
братьев Стругацких в романе "Пикник на обочине" (1972) и у Андрея Тарковского в
фантастическом фильме-притче "Сталкер" (1979) так называются люди,
занимающиеся опасным и запрещенным промыслом - поиском и выносом из некой
условной "зоны" так называемого "хабара" - артефактов неземного происхождения.
После выхода фильма понятие, вынесенное в его название, претерпевало
определенную эволюцию, и, если говорить о современном упрощенном значении,
сталкер - это человек, профессионально владеющий знаниями и навыками поведения
в зоне аномальных явлений, выполняющий роль как проводника, так и
первопроходца.
Когда в 50-х годах прошлого столетия в жестоких условиях Арктики
испытывалось экстремальное оружие, ситуаций аномального свойства долго ждать
не приходилось. И они случались, причем каждый раз обязательно вовлекали в свою
орбиту людей. Хотя, признаем, далеко не каждый случай из множества нам сегодня
известен. Вот почему людей, о подвиге и судьбе которых ведется речь в этом разделе
книги, на мой взгляд, правомерно назвать сталкерами.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
Лучший год капитан-лейтенанта Ковалева
О том, что при проведении одного из наземных испытаний на полигоне
произошла "осечка" - атомный заряд не взорвался, мне рассказывали сразу несколько
ветеранов. Точных обстоятельств этого, прямо скажем, сверхчрезвычайного
происшествия никто из них не знал, поскольку все они состояли в том круге
участников новоземельских событий, которым знать этого не полагалось. Поэтому
ходили слухи: на архипелаг изначально привезли бомбу с заводским браком. Или
еще - до детонирующего устройства бомбы якобы не прошла команда, которую
должны были дать со штабного корабля. Но все мои собеседники сходились в одном
- время той самой "осечки" - осень 1957-го.
Напрасно было бы запрашивать военные архивы, зная, что там грудью лягут, но
не признают подобного факта. Оставалось лишь продолжать поиск очевидцев. Удача
заставила себя подождать. Подробности этой истории 1957 года я нашел
относительно недавно и довольно неожиданно - у журналиста Виктора Литовкина.
Физический опыт № 3
Действительно "осечка" с атомной бомбой случилась в сентябре 1957 года в губе
Черной. Предстояло взорвать очередной заряд, однако необычный. Главной целью эксперимента ставилось изучение последствий особо жесткого радиоактивного излучения. Такое собирались получить при взрыве под условным названием "Ф О-3",которое расшифровывалось как - физический опыт № 3. Сейчас уже известно: опыт был предтечей той самой нейтронной бомбы, изобретением которой, нас пугали США
уже в 70-х.
Ядерное устройство мощностью порядка 15–20 килотонн смонтировали на
верхней площадке 15-метровой башни. С пунктом подрыва ее связывали
электрические провода. Подходы к башне перекрывались рядами колючей
проволоки. Подрыв осуществлялся несколькими ступенями: детонаторы бомбы
срабатывали от тока электрогенератора, генератор включала автоматика, а чтобы
сработала она, нужно было, во-первых, подать на нее электричество, а во-вторых,
получить радиосигнал с КП.
Поначалу все шло, если так можно сказать, по привычному сценарию. На пункте
подрыва "изделия" - так называли ядерное устройство, специалисты проверили
аппаратуру, убедились в ее исправности и провели пробные сеансы связи с
командным пунктом, который располагался в 9 километрах от эпицентра будущего
взрыва. Как и положено, все операции дублировались и окончание их
подтверждалось записями в специальных журналах. Это делали не только офицеры,
Владимир Ковалев и его заместитель Иван Симанков, а также представители
Министерства среднего машиностроения, проверявшие готовность заряда по своей
части. Журналист Литовкин тоже назвал их имена - Виктор Жучихин и Юрий
Коленов. Уходя с площадки, они замкнули рубильник. Тогда же начальник пункта
подрыва капитан-лейтенант Владимир Ковалев опечатал ворота площадки. Еще
полтора часа ушло на то, чтобы катер доставил всех четверых через губу Черную на
КП.
Старшим на командном пункте в тот день был адмирал Петр Ф омич Ф омин -
начальник 6-го Главного управления ВМФ . Здесь же находилась большая группа
генералов и адмиралов. Ждали взрыва.
Пошел отсчет времени. Все, кто был на КП, надели защитные черные очки -
вспышка атомного зарева могла ослепить. Наконец - время "ноль"! А взрыва нет!
Хронометр отсчитывал секунды и дальше: прошла уже минута. Взрыва нет!
Первое оцепенение собравшихся на КП сменилось замешательством, а потом
гневом и руганью. Но наступило время и остыть: ругайся не ругайся - делу не
поможешь, надо выяснять, что же случилось.
Подобно саперам
Вернуться к неразорвавшейся атомной бомбе приказали тем же, кто проверял
заряд, - Ковалеву, Симанкову, Коленову и Жучихину. Вертолет высадил их в
полутора километрах от испытательной площадки. Дальше четверка добиралась
пешком полтора часа. Приближаясь, внимательно вглядывались, отмечая: никаких
изменений на площадке и вокруг нее не произошло, все на месте, ни дыма, ни огня,
ограждение в целости, никаких следов случайно забредших животных…
Дошли до ворот, сняли печати, прошли дальше - к "изделию". Услышали, как
гудят преобразователи напряжения. Значит, все работает и не прошла только самая
последняя команда. Офицеры отключили взрывное устройство от автоматики и
осмотрели его: все пломбы - на месте.
На одном из приемников сигнала с КП они обнаружили перегоревший
предохранитель. Новый вопрос: приемников было два, и на втором предохранитель в
полном порядке. Тогда почему сигнал не прошел по второй, резервной линии? Позже
выяснилось: во время передачи сигнала на резервной линии в тот же момент, что и
на приемнике, сгорел предохранитель и на передатчике - замкнуть цепь не удалось.
Тем временем Жучихин с Коленовым, подобно саперам, "обезвредили" ядерный
заряд: вскрыли установку, отстыковали разъем проводов от детонаторов.
Проводной связи у них не было, переговариваться с КП по радио нельзя: в
нейтральных водах у полигона дежурили американские корабли, которые могли
перехватить сообщение. Тогда решили: Ковалев и Симанков полетят вертолетом на
КП, а Жучихин и Коленов останутся караулить "аварийную" бомбу.
Вот так все прозаически - пошли, осмотрели, отключили, остались караулить А
речь-то об атомной бомбе! Сколько не допытывались потом у Владимира Ковалева
насчет (страха, ответ был один: "Бомба - целая. Цепной реакции не произошло. Чего
ее бояться-то?! Мы даже радиометров не доставали - мысль об излучении в голову не
пришла. Может быть, потому, что очень молоды были".
А вот Юрий Коленов и Виктор Жучихин все же признались - электромеханический
преобразователь, который им предстояло чинить, находился под индуктивной
нагрузкой и мог "сработать" прямо под руками. Но деваться им было некуда: это их
"бомба", им ее и вскрывать.
Дубль второй
Естественно, по случаю небывалой осечки не обошлось без особого отдела.
Контрразведчики сразу же сообщили о срыве испытаний на Лубянку, а оттуда
доклад пошел лично Никите Сергеевичу Хрущеву. Четверых "сталкеров" таскали на
допросы и заставляли писать объяснительные: кто что делал, что говорил, когда и
где? Пытались дознаться: уж не происки ли врагов сорвали испытания?
Тем временем адмирал Петр Ф омин принял решение проложить к бомбе третью,
резервную линию, но для этого на полигоне не оказалось необходимых приборов и
оборудования. Тогда связались с Москвой.
Прилетел самолет с Большой земли, привез все необходимое. К слову, нужные
предохранители на замену сгоревшим с трудом нашлись в одном из Военно-Морских
НИИ в Ленинграде. Этим же бортом на полигон прибыл начальник Главного
управления опытовых работ Минсредмаша генерал-лейтенант Николай Иванович
Павлов и научный руководитель эксперимента "Ф О-3" Георгий Львович Шнирман.
Пошел новый отсчет времени подготовки "физического опыта" для сотен людей
на десятках пунктах наблюдения, кораблях, самолетах, на измерительных площадках испытательного полигона.
Вторую попытку "Ф О-3" предприняли через несколько дней. Завести на бомбу
третью, резервную цепь электропроводки поручили все тем же: капитан-лейтенанту
Ковалеву, старшему лейтенанту Симанкову и гражданским специалистам Коленову и
Жучихину. Они же установили еще один приемник радиосигнала, работавший в
системе с остальной аппаратурой. Четверка "сталкеров" работала весь день
Взрыв "Ф О-3", рассказывают, получился очень красивым. Хотя не знаю, можно ли так говорить о рукотворных явлениях несущих смерть. А вскоре в губе Черной взорвали еще одну бомбу…
* * *
За наладку системы автоматики, давшей осечку атомной бомбе, капитан-
лейтенанта Владимира Ковалева наградили орденом Красной Звезды, и министр
обороны Р.Я. Малиновский досрочно присвоил ему звание капитана III ранга.
Двое других "сталкеров" октября 1957-го впоследствии связали свою жизнь с
атомным оружием. Юрий Коленов работал в одном из КБ города Сарова - бывшего
Арзамаса-16. Он лауреат Государственной премии, ученый-исследователь. Виктор
Жучихин до последнего времени проживал в Сне- жинске, бывшем Челябинске-40, -
уральском двойнике Арзамаса-16.
На Новой Земле после того случая Владимир Петрович Ковалев прослужил еще
шесть лет. По его словам, он никогда ничем не болел. Сколько бэр "взял" на
новоземельских испытаниях атомного оружия, не знает, и говорит, что знать не
хочет. Годы, проведенные на Новой Земле, испытатель Ковалев назвал самыми счастливыми в своей жизни.
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах






Powered by phpBB © 2001 - 2011 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Яндекс.Метрика

Rambler's Top100 Каталог webplus.info 200stran.ru

©   Автор логотипа форума - Нина Кузьмина