Список форумов Новая Земля

Новая Земля
форум о её людях, природе, истории
 

РегистрацияРегистрация    ПрофильПрофиль  ПользователиПользователи  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения  ВходВход

"Взрывы на Новой Земле"
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Чт Дек 05, 2013 11:43    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

СЕРГЕЙ ТЕРНОВОЙ писал(а):
...могила Яблонского О. Но насколько я помню,могила эта чисто символическая. Погиб он упав в трещину видимо. И следов его там ненашли. Где-то уже давно мне встречалась статья об этом,может даже у Каневского,который зимовал на нашей полярке...

«Лето 1958 года. Мы с Наташей на «Барьере Сомнений», проводим обычные наблюдения. Почти все сотрудники экспедиции сосредоточились на «Ледоразделе» — за короткое лето надо успеть вырыть многометровый шурф, соорудить в толще ледника холодную лабораторию, пробурить скважины, проложить новые снегомерные створы, расставить дополнительные дорожные вехи на тракторном пути.
Рация, как полагается, работает только от нас, никакой информацией о внешнем мире мы не располагаем. Закончился июль, и вот в первых числах августа на пороге дома неожиданно возникла рослая фигура дяди Саши Романова. Мы обнялись, он начал выкладывать новости, доставая из рюкзака всевозможные лакомства — конфеты, печенье, шпроты, лимоны с побывавшего в бухте судна-снабженца. Основательно, по-архангельски (а это, доложу вам, куда колоритнее, чем по-московски!) попил чайку, затем помог нам по хозяйству, укрепил вытаивающие изо льда «ноги» метеобудок и вдруг вспомнил:
— Да, Олега-от схоронили третьего дня. Хорошо схоронили, салют давали, я сам могильный столб ладил, без креста, правда, обрешили, комсомолец-от потому что. А вы чего это, неужли не ведали? Ой, я и дурак старый, ляпнул не подумавши, прям безо всякого — разве возьмешь в толк, кто чего знает, кто не знает с «Урожаем» этим!
…Олег работал вместе со всеми на Ледоразделе, изучая свойства снега и фирна . Ему было велено не позднее конца июля спуститься на берег и доставить туда результаты наблюдений со станции Ледораздел — ожидался пароход, на нем отбывали на материк материалы наших работ за год.
Олег вышел с Ледораздела в середине июля, его вызвался немного проводить поваренок Женька, обожавший ходить в маршруты. Договорились, что они расстанутся у Второго Барьера (ставшего отныне Барьером Яблонского), такого же грозного ледопада, как и наш Барьер. Дальше Олегу предстояло около тридцати километров идти одному. Погода установилась приличная, с хорошей видимостью, трещины открылись, особого риска в таком одиночном походе никто не видел. Олег был парень крепкий, да еще с альпинистской закалкой, он уже успел нашагать один по новоземельским ледникам сотни, если не тысячи километров. К вечеру того же дня Женька возвратился на станцию, сказал, что Олег Анатольевич помахал ему на прощанье рукой и потопал дальше вниз, а он, Женька, двинулся вверх.
Дальше дядя Саша рассказал нам, как на берегу начали беспокоиться за Олега, как чудом удалось докричаться по «Урожаю» до Ледораздела и узнать о том, что он давным-давно ушел вниз. Поскольку мы со своего Барьера Сомнений не сообщили на берег о появлении Олега, всем стало ясно — что-то случилось. Группа из нескольких человек вышла на поиск с Ледораздела, поваренок указал место, где они с Олегом расстались, и вскоре ребята обнаружили на ледяном берегу выброшенное потоком безжизненное тело. Очевидно, Олег, неосторожно ступив ногой на снежный мост, сорвался в трещину, по дну которой бешено мчала река талой воды, с водоворотами и стремниной.
Олег лежал на спине, в аккуратно пригнанной, успевшей давно просохнуть одежде, на заплечных лямках висели изломанные водоворотом санки с распотрошенной поклажей. Карабина нигде не было, вероятно, он ушел на дно. В рюкзаке в целости и сохранности лежали обернутые в прочную бумагу результаты научных наблюдений. Судя по всему, Олег захлебнулся сразу, даже не осознав, что погибает. Ребята по кратчайшему пути, минуя нашу станцию, доставили тело на базу. А потом были похороны…»
З.М.Каневский «Жить для возвращения: Автобиографическая повесть»
Аграф, 2001
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
СЕРГЕЙ ТЕРНОВОЙ

старший лейтенант
старший лейтенант


Зарегистрирован: 30.10.2008
Сообщения: 310
Откуда: Рига,Латвия

СообщениеДобавлено: Чт Дек 05, 2013 18:45    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вот,значит как. Тогда выходит могила не символическая.Только непонятно почему это захоронение расположили так далеко от Полярной станции,где-то около двух километров наверное будет.
_________________
Русская Гавань,осень 1978-1980-взвод связи
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Пт Дек 06, 2013 22:12    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

О.Яблонский был в составе экспедиции,работавшей по программе Международного геофизического года (МГГ).Всего в экспедиции было около 20 человек и разместиться на полярной станции они не могли.В связи с чем «гляциологи разместились в заброшенной фактории на берегу другой бухты залива Русская Гавань (б.Володькина), организовали собственные метеонаблюдения, развернули разнообразную аппаратуру и начали разведывательные маршруты на ледник.»
На карте Е.Зингера(см.на 1 стр.) это место обозначено как «база экспедиции»
Тело О.Яблонского было доставлено на базу,рядом с которой его и похоронили.
З.Каневский пишет, что «могила находится у подножья высокого навигационного знака.»
И вот ,что интересно,в РГ побывало уже много различных путешественников,есть много фото,но снимков могилы я что то не видел.
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
СЕРГЕЙ ТЕРНОВОЙ

старший лейтенант
старший лейтенант


Зарегистрирован: 30.10.2008
Сообщения: 310
Откуда: Рига,Латвия

СообщениеДобавлено: Сб Дек 07, 2013 23:21    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

В том-то и дело,что зкспедиция квартировалась в бывшей фактории,а позже в жилом здании фактории,находилась офицерская гостинница нашей части.Так вот от неё до могилы будет чуть больше километра,а может даже полтора км.Могила находиться примерно посередине между нашей частью и частью ВМФ,а эта часть примыкает к полярке.Могила действительно находиться на высоком берегу бухты Володькина,но вот до ближайшего навигационного знака не одна сотня метров.Почему там небыли никто за последнии годы непончтно и мне.Хотя,памятный знак подводникам,находится менее километра от могилы Яблонского.А фото этого знака были недавно сделаны,кажется в прошлом году.Могу конечно предположить,что высокий столб,у могильной плиты,на котором был закреплён ледоруб,мог быть повален ветром.Да и вообще эту могилу кажется не видно ни с полярки ни от моряков,из-за того что они находились на низком берегу,а могила на высоком и не у самого обрыва.А все посещения Русской Гавани за последнии годы,как яхтсменами так и студентами "плавучего университета" заканчивались высадкой на берег у полярки.Даже постройки части ВМФ,на многих фото выдавались за полярку.Могилу было очень хорошо видно с нашего,высокого берега,особенно от ПУ части,почти напротив,через бухту Володькина.Кстати и фото с территории нашей части,за последнии посещения Русской Гавани, нет тоже ниодной!!!
_________________
Русская Гавань,осень 1978-1980-взвод связи
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Дек 08, 2013 17:17    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Относительно того,что могила находится рядом с базой экспедиции,это было только моё предположение.Сделано оно было на основании воспоминаний З.Каневского.

«Внезапно рев метели прекратился, мне почудилось, что впереди я вижу огонек. Одеревеневшей негнущейся рукой я попытался сбить с глаз снежно-ледяной ком, задрал к небу подбородок, энергично помотал головой и увидел невдалеке береговые скалы и высокий навигационный знак, у подножья которого покоился в мёрзлом грунте Олег Яблонский. Значит, мои муки были не напрасны, я полз по верному пути, не отклонился от маршрута, и у меня еще есть шанс.»
Т.о. полз он на базу и увидел огонёк на навигационном знаке который должен бы быть не далеко от экспедиции, если Каневский использовал его как ориентир.Но смущает сам «огонёк»,зачем он зимой и если использовалась ацетиленовая горелка то как её не задуло.
Сергей,а можешь на карте отметить места нахождения базы(офицерской гос-цы),памятника подводникам и могилы?

а можно на спут.снимке


«Русская Гавань »

Оригинал(2491×1890) при мах.увеличении можно рассмотреть отдельные строения
https://img-fotki.yandex.ru/get/9109/119678512.36/0_b1aeb_5f33ba5f_orig
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"


Последний раз редактировалось: Fisch (Вс Дек 20, 2015 21:48), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
СЕРГЕЙ ТЕРНОВОЙ

старший лейтенант
старший лейтенант


Зарегистрирован: 30.10.2008
Сообщения: 310
Откуда: Рига,Латвия

СообщениеДобавлено: Вс Дек 08, 2013 22:34    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

К сожалению,я не знаю как можно отметить на карте,может подскажеш,можно в личку.Кстати у тебя есть фотки Русской Гавани,сделанные немецкими лётчиками во время ВОВ,так вот на фото № 28,в твоём альбоме,на ЯНДЕКС ФОТО, Русская Гавань,очень хорошо видно бывшую факторию,несколько домиков на низком галечном берегу,у самого основания п-ва Савича,на котором в последствии находилась моя в/ч. На спутниковом снимке их тоже видно,и вот если от них идти влево по берегу,то в том месте где берег резко поворачивает на лево,есть ручеёк,на снимке его устье забито снегом.И вот за ним,метрах в ста будет могила. А памятный знак подводникам ещё дальше в сторону В/Ч 34207(ВМФ) Вот возле него,мне так и неудалось побывать,поэтому точно указать его место расположения не могу.Но металлическую пирамидку,в хорошую погоду также было видно от ПУ роты,через залив.И она находилась за могилой Яблонского.Между ними на глаз около одного километра.
_________________
Русская Гавань,осень 1978-1980-взвод связи
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
СЕРГЕЙ ТЕРНОВОЙ

старший лейтенант
старший лейтенант


Зарегистрирован: 30.10.2008
Сообщения: 310
Откуда: Рига,Латвия

СообщениеДобавлено: Вс Дек 08, 2013 22:51    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

На этой карте перед словами Русская Гавань,обозначена двумя прямоугольничками бывшая фактория,а могила Яблонского находиться,в том месте,где заканчивается надпись м.Хлебникова.Вот возле последней буквы А,ну может чуть-чуть ниже её, и есть могила,а знак подводникам примерно,в том месте,где на карте второй значок,обозначаюший подводные камни
_________________
Русская Гавань,осень 1978-1980-взвод связи
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Дек 20, 2015 21:38    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой



Корякин В.С. Нас позвали высокие широты. Серия `Морская летопись`. М. Вече 2015г.

«Июль не принес облегчения маршрутникам. До выхода на ледниковый покров предпринимаю еще одну безнадежную попытку выполнить фототеодолитную съемку с горы Ермолаева, единственный результат которой — потеря почти недели драгоценного времени. Если бы я догадывался, что такое летнее таяние на леднике Шокальского, то, бросив напрасные попытки на горе Ермолаева, как можно скорее вышел бы к Ледораздельной. Уже в разгар распутицы удалось добраться до балка Анахорет 13 июля. Тащить на себе пришлось так много, что Чижов выделил мне в помощь плотника Василия Перова.
Мы быстро убедились, что нас ожидала поистине адовая дорога из–за снежных болот, занимавших километры, где лыжи тонули настолько, что, казалось, эта жижа вот–вот хлынет за голенища резиновых сапог. Каждый шаг требовал невероятных усилий, и поэтому мы тащились со скоростью черепахи. По кошмарному пути мы все же добрались до балка Анахорет, откуда до Ледораздельной примерно 12 километров.
Ничего хорошего дальше нас не ждало. Всего в 50 метрах от балка в ледяном русле, перекрытом нерастаявшими снежными мостами, несся бешеный поток, рев которого был слышен за несколько километров. Даже воду из него было набирать опасно, ибо напор воды на чайник мог сорвать неосторожного во взбесившийся поток и утащить в клокотавший тоннель чуть ниже по течению безвозвратно. Отовсюду рев взбесившейся воды, океан отраженной солнечной радиации, а где–то поблизости бродят полосы тумана. Из–за него несколько раз переносили выход на Ледораздельную.
Описал это жуткое место. Глубокое русло забито здесь зимним снегом, в толще которого вода проложила свой тоннель. Тут и там видны участки рухнувшей кровли, во многих местах просевшая снежная поверхность изборождена трещинами. Ловушка за ловушкой, не знаешь, которая сработает. Скопления странного комковатого мокрого снега образуют своеобразные конусы выбросов, возникших под напором бешеной талой воды, время от времени вышибающей снежную пробку, закупорившую ледяной тоннель. И отовсюду рев воды, к которому невозможно привыкнуть. Нет желания задерживаться в этом кошмарном местечке, настоящем белом пекле в прямом и переносном смысле.
Неожиданно выше по тракторной дороге из тумана возникает одинокий силуэт лыжника: это Иван Хмелевской, не дождавшись Олега Яблонского, возвращается к базе, придерживаясь старого тракторного следа и расставленных вдоль него путевых вех. Пока он добрался до нас, туман накрыл все вокруг, словно Арктика играла с нами в прятки.
Противопоставить ей мы можем только терпение, запас которого у нас тоже на пределе. Вскоре снова засияло солнце. Пока сидели в балке с Иваном, попивая на дорожку освежающий кисель, старательно ввели его в курс обстановки на предстоящем ему пути к базе, расспрашиваем о ребятах на Ледораздельной. Особо: почему не пошел Олег?

— Во–первых, он обирается поставить дополнительный реечный створ от Ледораздельной к Бастионам. Во–вторых, он так намучился в одиночестве, что просто отводит душу, общаясь с Бажевыми и компанией. Есть и третье — не хочет он встречаться с бывшим начальником на базе, ждет, пока тот уедет.
Объяснения Ивана, в общем, понятны, и все–таки… Расстаемся, ему вниз по леднику к базе, нам вверх к Ледораздельной. На наш стационар мы решили выходить по прямой, расставляя вехи, которые тащили на себе. Поднявшись вдоль потока на метров сто пятьдесят, мы спокойно одолели Второй Барьер. Таяло там уже меньше, и до Ледораздельной простиралось пространство мокрого сыпучего фирна, идти по которому на лыжах было значительно легче, чем по топким снежным болотам. Мы отошли от барьера на полтора–два километра, когда Перов, обладавший обостренным зрением, вдруг остановился и начал, что–то выглядывать из–под ладони по направлению движения. Спустя минуту заявляет — вижу стационар. Действительно, в поле зрения бинокля прорисовываются резкие на белом фоне очертания флюгеров и метеобудок. Дальнейший путь к Ледораздельной с учетом нашего состояния занял еще часа три. Население Ледораздельной обнаружило два силуэта по непривычному направлению за километр от стационара и дружно бросилось нам навстречу. И вовремя, силенки были у нас на исходе, поскольку для похода на ледниковый покров мы выбрали не лучшую пору. Какое счастье пройти последний километр без рюкзака!
Всплеск радости от встречи с людьми прошел, осталось тяжкое нервное напряжение, которое не дает уснуть. От бессонницы мучается и мой напарник. Оба мы так и промаялись до утра, когда Олег начал готовиться к маршруту, укладывать рюкзак, инструктировать своего напарника Женю Дебабова и т. д. Поднимаюсь и я, чтобы рассказать Олегу о предстоящем ему маршруте, тем более, что он намеревался задержаться в балке Анахорет с расчетом на его запасы. Особо подчеркиваю в разницу в наших маршрутах: мы, поднимаясь, уходили от опасности, у него она будет нарастать по мере снижения. Советую ни в коем случае не выходить к балку Анахорет напрямую с форсированием ручья. После завтрака Яблонский и Дебабов уходят общим направлением на Второй барьер, немного западнее нашего лыжного следа, постепенно удаляясь от него. С сожалением отмечаю про себя, что мы опять и опять развиваем наши сети независимо друг от друга, вместо того, чтобы с самого начала объединить их. Наконец, погрузился в спасительный сон, больше напоминающий забытье. Проснувшись, лишь отметил, как вернулся понурый, до предела уставший Дебабов и без привычных разговоров залез в спальный мешок.

Ситуация на ледоразделе в моем дневнике в те дни описана следующим образом:
«16.06.58. Ровно год нашего пребывания на Новой Земле. Прошел год и ничего особенного — все живы. Можно считать, что половину положенного нам здесь времени мы провели… Снаружи туман и туман. Без происшествий. Кончаются папиросы — Альберт лично выдает курящим по одной или двум в день». В общем, главная проблема на Ледораздельной — отсутствие курева. Дневник также отмечает отличия Ледораздельной от Барьера Сомнений. Здесь существенно холодней, и поэтому продолжались наблюдения на снегомерной площадке и работала холодная лаборатория, в которой Бажевы изучали лед, извлеченный из шурфа глубиной 28 метров.

Однако главное отличие — жилой дом здесь погребен по крышу в протаявшем фирне, тогда как обитатели Барьера Сомнений, расположенного в области расхода, опасаются, что их жилье в ближайшем будущем окажется на ледяном пьедестале — ведь под домом–то у них лед не тает. Записи дневника: «В Москве лето, это так не похоже на нас… Завтра там обещают по радио 24–26°, разумеется, тепла… В Антарктиде на Советской —79°, в Мирном только —11°, и это в разгар Антарктической зимы!»
На следующий день мы с Перовым продолжили расстановку вех по пройденному нами пути, заночевав в балке Анахорет. Странно, но, похоже, Олега не было в балке! Осталась нетронутой даже кастрюля киселя, который мы специально оставили для маршрутников, обычно страдавших от жажды. Еще неприятное открытие — южнее Второю барьера в процессе таяния вскрылась зона трещин, осложнившая завершение маршрута. Всего–то за двое суток! Подарочек! При работе с теодолитным ходом не обойти, ни объехать. Похоже, лед здесь при движении упирается в какую–то преграду на коренном ложе, с которым также связан наш Второй Барьер. Окончательно это станет ясно после повторных наблюдений на теодолитном ходу.
На всякий случай прошел несколько сот метров вдоль ручья, в котором воды стало значительно меньше, — ничего подозрительного. Выходит, Олег махнул дальше по леднику к Каневским на Барьере Сомнений? Едва ли, потому что после ссоры с ними он избегал каких–либо контактов. С другой стороны, наши маршрутники так часто были вынуждены менять свои планы (знаю это по себе), что ожидать от них можно чего угодно…
Дневниковые записи тех дней свидетельствуют, что озабоченность судьбой Олега еще не превратилась в тревогу.
«20 июля… Было сообщение с полярки, нет ничего об Олеге. Он вышел на Барьер Сомнений 15–го, но, возможно, там не в порядке радио». А какое у нас было радио, читатель, вероятно, получил представление. Разумеется, в разговорах мы обсуждали вероятные действия Олега, склоняясь к тому, что он, вероятно «тянет резину» в ожидании отъезда начальника то ли на Барьере Сомнений, то ли на полярке, а может быть, и в «чайном домике», балке на Усачевском языке — так откровенно ему не хотелось возвращаться на базу.
Снова работа, работа и работа, напряженная день за днем, пожалуй, впервые за долгое время успешная. С каждым днем теодолитный ход становился все длинней и длинней. Что касается озабоченности за судьбу Олега, пока не хватало какого–то звена, чтобы озабоченность сменилась тревогой. Видимо, такое же настроение было и на базе, где происходила передача дел от одного начальника к другому, а также подготовка к приходу судна.
Характерно, что связь «блиндом» (то есть односторонняя) 25 июля началась с сообщения об авиасбросе почты, именно это событие для всех было первостепенным. Зингер быстро на слух переписывал текст из эфира на бумагу, а мы, столпившись у него за спиной, старались ухватить новости, что называется, с «пылу с жару». Пока шли самые приятные:
«П/х «Сухуми» вышел из Архангельска в ночь на 24 июля. Первый пункт захода Русская Гавань, может прийти 27 июля; Генин и Ружицкий вышли с Барьера Сомнений 22 июля…» А дальше — словно выстрел в упор: «Приход Яблонского с Дебабовым необходим. Чижов».
Ну и ситуация! Ведь мы должны начинать с поиска двух человек в тумане при видимости около 150 метров!
Где могут оказаться Генин и Ружицкий, если таяние уничтожило по дороге тракторные следы? А если в тумане они ушли на карскую сторону? Примерно в полдень, когда туман немного ослаб, на их поиски к балку Серпантин отправились Энгельгардт и Перов, и вскоре вернулись с теми, кого искали. Выяснилось, что Генин и Ружицкий нигде на своем пути не встретили признаков пребывания Олега. Теперь Бажев стал срочно готовить свободных людей к поиску. Последующие события так описаны в моем дневнике:
«Вечером 25–го около 18 часов на север уходит поисковая группа — Бажев, Перов, Ружицкий, кок и я. В сплошном тумане выходим на мой створ. Следов здесь уже никаких не сохранилось. Через два с половиной часа мы у Второго Барьера Сзади остается стена сплошного тумана и клочья драных стратусов (слоистых) над головой. Обвязавшись веревками, проходим зону трещин по очень слабым снежным мостам и затем спускаемся по Второму Барьеру у вехи Край.
Снег здесь уже почти стаял и вода ушла Продолжаем идти в связках, хотя трещин нет. Пользуясь сведениями Дебабова, выходим на конец створа, выставленного Олегом. Пока все совпадает с тем, что Женя рассказал еще на Ледораздельной. Продолжаем поиск в оазисе Анахорет, обходим его со всех сторон, но и здесь ничего подозрительного. Все больше укрепляюсь во мнении, что поиск следует продолжить по ручью. Ведь говорил же я Олегу, чтобы он опасался этого проклятого места!
Полдень 26 июля. Хорошая видимость. Вот уже виден балок Анахорет, но перед ним ручей в толще льда, преграждающий нам путь. Мы давно развязали веревки и идем, растянувшись, в затылок друг другу: Перов, кок, я, за мной где–то Игорь, сильно отстал Альберт. Почти напротив балка замечаю две черных точки. Почти одновременно Перов увеличивает скорость, потом останавливается и что–то кричит. Можно только разобрать слово «Олег». Все мы теперь несемся вниз по течению ручья к черным точкам прямо по снежным мостам, не разбирая дороги. На другом берегу ручья видна лыжа с отломанным задником, потом палка, какие–то мелкие разбросанные предметы. А вот и первое черное пятно — промокший рюкзак. А дальше то, что когда–то было Олегом Яблонским.
Он лежит на спине с раскинутыми руками и ногами в мокром снегу конуса выноса ручья. Штормовка подвернута под мышки, вывернут правый карман, сапоги еле держится на ногах, капюшон штормовки стянул слегка потемневшее лицо. Совсем рядом снежный мост, вокруг мелкие трещины. Ребята стоят сняв шапки, Альберт почти шепчет: «Что я скажу твоей матери, Олежка…» Увы, слишком поздно…
Четырехчасовой перерыв в балке Анахорет. Перов сколачивает из лыж сани для перевозки тела. Несмотря на усталость, под впечатлением пережитого никто не хочет есть. Выпиваем по кружке кофе. Тело завертываем в тулуп и крепим веревками к саням».
Картина гибели Олега, в общем, понятна и объясняет, почему я не увидел тела во время посещения балка Анахорет 17 июля. В конце тяжелого маршрута, когда до балка оставалось всего полсотни метров, желание оказаться в жилье поскорее возобладало над элементарной осторожностью, и Олег решил пересечь ручей по снежным мостам, которые еще больше ослабли от таяния после моего посещения. Под тяжестью Олега снежный мост рухнул, и его мгновенно втянуло в тоннель в снежно–ледяной толще. Вместе с ним пропали и сани, которые он тащил за собой. Груз (ледовый бур, рюкзак и карабин) также попали в туннель, где и оставались вместе с телом, когда мы с Перовым побывали в балке. Позже под давлением воды снежная масса была выброшена из тоннеля наружу (последствия гидравлического взрыва, результаты которого я описал в полевом дневнике 15 июля), с ней–то и выбросило тело Олега и рюкзак, тогда как бур, сани и карабин остались в теле ледника. Единственное утешение: судьба Олега выяснилась, в отличие от многих других, погибших при сходных обстоятельствах в Арктике и оказавшихся среди пропавших без вести со всеми вытекающими последствиями. Печальное шествие: Альберт тянет сани за веревочную лямку, я с Перовым подталкиваем их сзади, иногда к нам присоединяется Дебабов. Ружицкий идет впереди в качестве разведчика. Поздно вечером добрались до базы, закопав тело погибшего до вскрытия в снежник.
«Сухуми» бросил якорь на рейде бухты Володькиной спустя сутки, и теперь тяжесть пережитого причудливо переплетается с новыми впечатлениями. Хочется отвлечься от тягостных мыслей, пообщаться с новыми людьми. Разумеется, ничто не могло отменить разгрузочный аврал, когда люди работают без различия возраста, должности и былых заслуг даже не сколько могут, а сколько надо.
На несколько дней аврал заслонил нас, потеснив даже тяжесть недавней трагедии. Как обычно, при выгрузке множество проблем. Кто–то не учел, что выгрузка будет проходить у нас и на полярке. Какие–то необыкновенной тяжести контейнеры, от которых гнутся грузовые стрелы на судне: в них оказался кирпич, в котором мы не нуждались. Как бы пораньше извлечь из судового чрева табачные изделия для озверевших курильщиков, которые с марта сидят на голодном пайке? И так далее, и тому подобное до бесконечности…
Как обычно на подобных авралах, день смешался с ночью, и вскоре желание отоспаться стало доминирующим. Однако позволить подобное мы смогли только в последний день июля, когда весь груз оказался на берегу. Пока мы предавались заслуженному отдыху, за завесой дождевой дымки «Сухуми» осторожно покинул Русскую Гавань.
Первый день августа выдался пасмурным, один вид тяжелого свинцового моря за струями дождя снова возвращал нас к мрачной действительности. Все вместе мы олицетворяли модель человеческого общества на каком–то важном переломе, от которого зависела наша дальнейшая судьба Одни уже предвкушают будущее, вскрывая ящики с продовольствием и аппаратурой, радуясь пополнению наших запасов и строя планы на будущее. Другие никак не оправятся от пережитого.
Дядя Саша уже сделал массивный и прочный гроб, механики готовят к нему цинковую оболочку. Сменяясь по очереди, рубим кирками могилу в неподатливой скале у Воронинского створа, откуда открывается вид на всю Русскую Гавань. Доктор для вскрытия тела привлек в качестве ассистента Перова, и они трудятся на морском берегу, где–то в укромном уголке за баней. Потом врач рассказывал, что в легких покойника почти не оказалось воды. Само собой, надо подготовить массу бумаг для законников, объясняя им очевидные для нас вещи, а также приказы про экспедиции и многое, многое другое. После ужина гроб с телом покойного устанавливается в кают–компании.
К полудню 2 августа мы прощаемся с погибшим, молчаливо, с непокрытыми головами выстроившись у гроба, установленного в кают–компании. Далеко не все: отсутствуют наши товарищи, продолжающие свою научную вахту на Ледораздельной (Зингер, Бажева, Генин, Энгельгардт) и на Барьере Сомнений (Давидович и Каневский). Последнюю дань уважения к покойному пришли отдать сотрудники полярной станции во главе с Щетининым. Среди гостей — новый гидролог Анатолий Афанасьев, зимовавший на Северной Земле, очевидно, полярник с опытом, не зеленый новичок.
От базы к могиле тяжеленный гроб несут, сменяясь, восемь человек. Сзади громыхает трактор с огромным лиственничным бревном–обелиском Гроб плывет над плечами людей, головы которых, несмотря на резкий ветер с запада и косые струи снега, остаются непокрытыми на протяжении всего печального обряда. Холодно и на сердце, и, словно в унисон настроению, на глазах суровеет окрестный ландшафт, все более и более покрываясь снежным саваном Что–то слишком рано в этом году…
Вот и кончается последний маршрут для Олега, не понадобятся ему больше рюкзак и карабин, а верный ледоруб уже украсил бревно–обелиск. Все заменил деревянный бушлат. У могилы устанавливают бревно–обелиск, приваливая его основание огромными камнями. С трудом удерживая на веревках, опускают в каменистую могилу гроб. Отдаваясь дальними раскатами эха, разрывает тишину троекратный залп траурного салюта. Под выстрелы радист с полярки успевает сказать мне на ухо:
— Мы–то думали, что это случится с тобой…
Глухо стучат камни о крышку гроба, постепенно растет могильная груда. Сгорбившиеся от пережитого и просто от холода хмурые люди у свежей могилы. С уходом судна для нас начиналась вторая зимовка, принесшая очередные испытания.


О.А.Яблонский


_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Дек 20, 2015 21:42    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вместо заключения. ВОЗВРАЩЕНИЕ В РУССКУЮ ГАВАНЬ.

"В очередном полевом сезоне 1988 года геологи-ленинградцы пригласили меня на Новую Землю, чтобы помочь им разобраться с ледниками применительно к геологии. Рассчитывать на возможность самостоятельных наблюдений не приходилось, но со мной были американские космоснимки «Ландсата», да и возможности судового радиолокатора, с которым я много работал на Шпицбергене, позволяли надеяться, что «прежние опыты ваши будут вас руководствовать более, нежели что по сему поводу предположить можно», как мудрое начальство однажды напутствовало одного из наших замечательных предшественников. Пропустив все перечисленное через свое сознание, я однажды услышал рев беспощадной новоземельской боры, раскатистый гул обвалов от нарождающихся айсбергов, тревожный перезвон ледяных обломков с приближением взбесившейся волны, и моя душа сжалась в поисках убежища в самых отдаленных уголках беззащитною тела, а потом распрямилась и приказала — вперед! Неужели я снова прикоснусь к нашей яростной и отчаянной молодости, к потерям и обретениям тех лет, когда мы верили в себя и считали, что все нам по плечу? Это не считая возможности получить новую природную информацию, до которой другие доберутся через десятки лет… Отказаться от такою шанса я определенно не мог."
……………………………………………………………………………………………………………………………

"………..21 сентября, по солнечной погоде с легким морозцем мы тронулись в Русскую Гавань, пересекая ледниковую перемычку, соединяющую ледники Чаева и Шокальского севернее гор ЦАГИ. Тридцать лет назад это было одно из самых спокойных мест в округе, таким оно и осталось. По глубокому снегу мы вышли к Перевалке времен МГГ, отмеченной гурием на ближайшей морене, которого, увы, не сохранилось. Очертания окрестного рельефа все более приобретали знакомые очертания. Стоило жить прошедшие десятилетия, чтобы однажды дождаться возвращения в места, где были прожиты, возможно, самые трудные, и все–таки самые нужные годы, чтобы стать тем, каким ты стал… У горы Ермолаева мы остановились для перекуса. Порядок есть порядок, но как раз аппетит у меня почему–то отсутствовал. Мне казалось, что под снегом сохранились следы гусениц наших тракторов, но вместо этого мы неожиданно вышли на свежие следы кого–то из отряда Матвеева, который, воссоединившись с Соболевским и Градусовым, завершал свою работу согласно намеченному плану. Вот и сомкнулись наши рабочие маршруты, как и мой личный, из настоящего в прошлое. На ходу пытаюсь выяснить еще одну загадку тех далеких лет, когда в ноябре 1958 года мы чудом уцелели в бору с Севой Энгельгардтом, каким–то чудом спустившись с гор Веселых. Ни тогда я не смог отыскать подходящего места, не вижу чего–либо похожего и сейчас. Но ведь спустились каким–то образом…

К полярной станции мы прошли по кромке ледника и вот наконец между моренных холмов увидали радиомачты и знакомые постройки, за которыми с возвышенностей полуострова Горякова прямо на небосклон проектировались метеобудки и флюгера. Вот мы и дошли, и первой нас встречает девица лет шести, а память подсказывает: в те далекие времена детей здесь не было.
Через несколько десятилетий через Шпицберген и Антарктиду, через Северную Землю и Северный морской путь я вернулся туда, где начиналось мое становление полярником. Говорят, возвращаться в молодость опасно. Но я не хотел бы стать тем двадцатипятилетним, потому что совсем не уверен, что смог бы повторить то, что удалось. Какой ценой, это уже разговор для профессионалов, но, думаю, сознание пережитого за наши 26 месяцев в МГГ осталось с нами на всю жизнь. Мы сами выбрали тогда свой долг, как его понимали, и это понимание позволило нам сохранить себя в пору, когда общество, которое нас сформировало и которому мы служили, неотвратимо катилось к своему финалу.
Кто теперь вспомнит наше терпение, наш риск, наш страх и нашу боль потерь? Важнее то, что мы сделали, даже если плата за это оказалась жестокой, и не случайно не все из нас остались на полярной службе, но это было их право… Почему–то для меня важно, что Каневский при первой возможности возвращается в Арктику, что Зингер, несмотря на почтенный возраст, продолжает командовать Шпицбергенской экспедицией. Хорошо, что есть ребята, которые видят смысл вкалывать в Арктике, не боясь показаться, мягко говоря, несовременными. Нет, не зря мы все–таки выстояли здесь в МГГ, и никто пути пройденного у нас не отберет!
В одиночестве я посетил могилу Олега Яблонского, которую, вырубив в скале, мы завалили каменными глыбами, водрузив над ней обелиск из лиственничного бревна, принесенного морем. За три десятка лет здесь ничего не изменилось, только бора истрепала фитильный темляк на ледорубе. Эта могила останется, когда никого из нас не будет в живых, и надпись на могильной плите расскажет следующим поколениям об одном из нас. Может быть, не сумев сберечь нашего товарища, мы постарались устроить его последнее прибежище, подумал я. Совсем рядом было место еще одной трагедии тех лет, где сложил свою голову Толя Афанасьев и где чудом уцелел Зинок Каневский. Все это было с нами, и на их месте мог оказаться любой из нас.

Немного осталось от нашей экспедиционной базы в бухте Володькиной. Уцелел лишь склад и строение бывшей механической. На месте жилого дома — следы пожарища с грудой горелого кирпича, скелеты кроватей, проржавевшая металлическая посуда и другой мусор забвения. Неужели это были мы, совсем не последние среди наших сверстников, решившие связать свою судьбу с Арктикой? И я вдруг ощущаю, как сердце начинает глухо стучать в моей груди и от непрошеной соленой влаги щиплет в глазах. Поднимаю голову, ветер бросает мне в лицо пригоршню мелкого острого снега, и я медленно возвращаюсь в осень 1988 года на берегах Русской Гавани.
Еще раз прощай, Русская Гавань, не поминай лихом! Затягивая расстояние, судно огибает остров Богатый, чтобы задержаться для съемки локатором фронта ледника Шокальского. Теперь можно и домой. Когда я вернусь: куда, домой, в Русскую Гавань? Трудно отпускает Новая Земля, где после многих испытаний многое удалось и напоследок не хочется упустить чего–то еще."

Корякин В.С. Нас позвали высокие широты. Серия `Морская летопись`. М. Вече 2015г. 352 с.
Читать онлайн:
http://coollib.net/b/325952/read#t2
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
СЕРГЕЙ ТЕРНОВОЙ

старший лейтенант
старший лейтенант


Зарегистрирован: 30.10.2008
Сообщения: 310
Откуда: Рига,Латвия

СообщениеДобавлено: Пн Дек 21, 2015 18:07    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Уважаемый Fisch,огромное спасибо за этот материал!!!Для меня это очень интересно,особенно порадовали фотографии!!!Кстати сани которые перевозили домик-балок на ледник,валялись где-то на территории части и при мне.Конечно они были уже не в рабочем состоянии.И даже кажется было несколько таких ,разбитых и полу сгнивших.На первой фотке,где база экспедиции видно несколько изб,домиков,уже при мне было только два домика,это склад и самоё большое сооружение - жилой дом.При мне это была офицерская гостиница,которая сгорела в середине 80-десятых,про которую и упоминается в конце статьи.
_________________
Русская Гавань,осень 1978-1980-взвод связи
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Пт Авг 12, 2016 18:46    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

На схеме указано местоположение могилы Яблонского О.


План Русской Гавани(1989-90 гг.)

План рисовал Сергей Гоголев (в/ч 11660)

_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Ср Окт 19, 2016 23:19    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Омельчук А.Репетиция Ада//Полярный круг человечества : фотокнига. Тюмень : Инфо-плюс, 2013. с.295-299












_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах





Яндекс.Метрика

Rambler's Top100 Каталог webplus.info 200stran.ru

©   Автор логотипа форума - Нина Кузьмина