Список форумов Новая Земля

Новая Земля
форум о её людях, природе, истории
 

РегистрацияРегистрация    ПрофильПрофиль  ПользователиПользователи  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения  ВходВход

Авария в п. Северный 2 августа 1987 года
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 12, 13, 14
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Валерий

матрос
матрос


Зарегистрирован: 19.03.2017
Сообщения: 7
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Мар 30, 2017 12:28    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Описание нештатной ситуации произошедшей 02.08.1987 г., при проведении ядерного испытания на полигоне Новая Земля, штольня А-37.
В 1986 году, после окончания, с золотой медалью, Красноярского Высшего Военного Командного Училища Радиоэлектроники ПВО, по личной просьбе я, лейтенант Баулин В.П.(личный N Р-740613), был направлен на архипелаг Новая Земля Архангельской армии ПВО.
02.08.1987 года я проходил службу в в/ч 03198-ЮЯ (34 ОРЛ, координаты: 73*06’42” СШ и 53*14’05”ВД ), которая находилась в 45 километрах южнее Маточкина Шара, между Паньковой землей(акватория Губы Грибовой) и штольней А-37. Являясь заместителем командира роты по технической части, я отвечал за всю боеготовность подразделения. Предыдущий день выдался сложным, т.к. это был последний день приема груза по навигации. Не успели мы заснуть, после возвращения с корабля в казармы, как в 06 часов утра землю шатнуло с такой силой, что казалось все уходит из-под ног. Выбежав на улицу, я увидел севернее от нас поднимающееся буро-коричневое облако, которое постепенно начало расплываться над сопкой и нашими головами. Отдав команды на приведение подразделения в готовность №1, мы включили радиолокационные станции и с ужасом увидели полностью засвеченное северное пространство радиоактивным облаком. До прибытия на КП командира роты майора Трушкина, я взял на себя ответственность выдавать информацию боевыми кодами на КП Архангельской Армии ПВО. Информация содержала в себе данные по величине радиоактивного облака, высоте его кромок, направлению и скорости движения, а так же радиационной обстановке. Из-за активности в атмосфере создавались сильные помехи в эфире, поэтому информация на командный пункт бригады передавалась с перебоями, обычной радиосвязью пользоваться было невозможно. По прибытию на командный пункт командир совместно с начальник связи ст. л-т Кудряшовым приняли решение задействовать радиорелейную установку и вести передачу информации по засекреченной линии связи (ЗАС). Первое, что услышал командир в трубке - это ругань высоких начальников, потому что якобы по ошибке молодой офицер, начал передавать информацию в штаб армии, поставив вместо кода «тренировка», код «военный режим». Когда командир роты попытался объяснить, что у нас происходит, то получил ответ, что в штабе никакой информации о предполагаемом испытании на Новой Земле НЕТ, и на несколько часов прервали связь. Командиром было принято решение привести подразделению в полную боевую готовность. В соответствии с предписаниями, на самой высокой точке подразделения, был выставлен пункт визуального наблюдения (ПВН), который дублировал информацию, полученную визуально, о движении радиоактивного облака, перемещении воздушных судов, а также вел наблюдение за береговой чертой на предмет диверсионного проникновения противника (предписано наставлением по несению Боевого Дежурства отдельными подразделениями). Военнослужащие наблюдательного пункта менялись в соответствии с предписаниями, в целях получения наименьшей дозы радиации. На момент когда подразделение было переведено на боевой режим, средствами дозиметрического контроля был установлен уровень радиации около 70 мкР/ч. Радист под руководством ст. л-та Кудряшова продолжал выдавать информацию об обстановке в режиме реального времени. Кроме передачи информации о текущей обстановке и характеристиках облака, наше подразделение несло боевое дежурство по обнаружению авиации вероятного противника, а так же обеспечивало сопровождение вертолетов находившихся в зоне проведения учений и принимавших участие в эвакуации персонала. В это же самое время с Маточкина Шара один за другим улетали вертолеты, которые делали кратковременные посадки на Паньковой Земле, получали от нас интересующую информацию, первичную дезинфекционную обработку и продолжали эвакуацию дальше в сторону Белушки. Один из бортов запросил посадку на вертолетной площадке непосредственно нашего подразделения. Командир экипажа вертолета прояснил, что произошло на месте испытания, рассказал о том, что сдвинулся огромный пласт ледника и из разлома, образовавшегося в результате подземного взрыва, вылетело все, что должно было остаться под землей, по его словам столб пыли представлял форму гриба. Он сверил данные своего бортового дозиметра с нашими приборами и подтвердил, что уровень радиации на высоте полета вертолета (400 метров) над нашей территорией в несколько десятков раз превышал предельно допустимые нормы, и посоветовал нам скорее эвакуироваться, пока облако не стало спускаться ниже. На 12 часов дня 02.08.1987 года приборы показывали уровень радиации превышающий 100мкР/ч, данная информация была передана в штаб дивизии и занесена в журнал Боевого Дежурства. Так как наше подразделение не было оборудовано специальными сооружениями и убежищами от радиационной опасности и, для личного состава была прямая угроза жизни, командир дал команду приготовиться к эвакуации и обеспечить сохранение оружия, боеприпасов, секретной техники и соответствующих документов. Возле берега остался корабль, который разгрузился по навигации. Капитан ждал нашего решения и готов был забрать все подразделение на борт, хотя у него уже работала сирена радиационной опасности. Через несколько часов, с нами на связь вышел представитель командующего Армии, запросил доложить текущую обстановку и приказал нести дежурство в режиме военного времени, полным составом роты, без эвакуации. Так же нас обвинили в том, что наши дозиметры показывают ложную информацию, потому что тех значений которые мы выдавали, по мнению генералов, быть не могло и нам запретили выдавать эту информацию в эфир. После полученного приказа оставаться на месте, наш командир передал капитану судна информацию о принятом решении, после которого, корабль снялся с якоря и ушел в море. Всему личному составу нашего подразделения был отдан приказ одеться в ОЗК, а военнослужащим, находившимся на открытой местности, использовать изолирующие противогазы. Учитывая, что подразделение не было предназначено для защиты от радиации, командир принял все соответствующие меры для предохранения личного состава от получения предельной дозы радиации. Всем дежурным сменам был отдан приказ оставаться на боевых постах в закрытых аппаратных прицепах до соответствующего приказа, а свободному личному составу находиться внутри помещений и выходить на улицу только для выполнения боевой задачи и исключительно в средствах защиты. Старшине роты было поручено обеспечить расчеты всех РЛС трех дневным запасом сухого пайка. Так как ни одно жилое помещение не было герметичным и все равно приходилось снимать всю амуницию для приема пищи или душа – целесообразность применение защитных средств, сводилось к минимуму. Погода стояла солнечная и безветренная, полярное солнце было непривычно белого цвета, а воздух был пропитан запахом озона, как будто разом разрядилось тысячи молний. Дышать обычным воздухом было трудно, так как с каждым вздохом ощущалось першение и металлический прикус в горле. После длительного пребывания на улице начинало ломить в суставах и мышцах. С первого же дня над нами и эпицентром взрыва начал кружить оранжевый самолет с длинным носом. Мы сделали вывод, что это либо летающий дозиметр, либо самолет, который распыляет и разгоняет облака, это нас сильно тревожило, мы понимали, что выпадение осадков приведет к еще большей зараженности нашего подразделения и окружающей территории. Нам повезло - осадки не выпадали. На третий день, радиоактивное облако, поднявшееся вследствие взрыва, разделилось на две части: большая часть медленно двинулась на северо-запад, а маленькая его часть еще несколько дней кружила над нами. Каждый день проводились дезинфекционные мероприятия по очистке входов в помещения. Все это время мы продолжали нести боевое дежурство и передавать информацию в вышестоящие командные пункты, о текущем состоянии воздушного пространства и объективного контроля. Никаких распоряжений и указаний от нашего руководства длительное время не поступало. При этом усилилась интенсивность полетов самолетов разведчиков США SR -71 и RC -135, так же через северный полюс к берегам архипелага вылетели два самолета Орион, которые были обнаружены средствами ПВО и постоянно сопровождались нашим подразделением. В это же время с наблюдательного пункта, далеко от берега, было обнаружено неизвестное судно, находящееся в надводном положении. РЛС дальнего слежения его не обнаруживали. По данным оперативных журналов нам было известно, что каждый раз при испытаниях на полигоне, в нейтральные воды, для получения разведывательной информации, входило норвежское судно «Мариотта». Направленное сканирование высотомера под руководством л-та Баранова, классифицировало данный объект как надводное судно неизвестного класса, не отвечающее на запросы: «Свой-Чужой». По приказу командира, одевшись в защитные комплекты Л-1 и взяв противогазы, я и техник роты прапорщик Чудинов, в составе группы из 5 человек, выдвинулись на ГТС, на выступ между мысом Рогатый и мысом Федорова для выполнения боевой задачи по возможному пресечению государственной границы СССР. Прибыв на берег, мы заняли оборону, и доложили информацию командиру после чего, тот дал команду привести в боевую готовность ЗПУ-2, находившееся на крыше одного из зданий подразделения, и направить ее в сторону корабля вероятного противника. Через некоторое время судно скрылось из зоны обнаружения. Вся эта информация, в режиме реального времени, отображалась нами в дневниках наблюдения и передавалась на командный пункт бригады. До особого распоряжения наше подразделение продолжало выполнять боевую задачу в режиме военного времени. Все действия личного состава подразделения показали, что не смотря на то, что мы не были оповещены заранее о предстоящих ядерных испытаниях, несоответствия зданий и сооружений системам радиационной безопасности, рота в кротчайшие сроки была развернута по готовности военного времени и с боевой задачей справилось. Так же нами были подготовлены пункты эвакуации, дезинфекции и приема вертолетов. Все военнослужащие, несмотря на большую нагрузку как физическую (работали без смены боевого дежурства по 12 часов), так и моральную, потому что абсолютно все понимали, что подразделение не предназначено для защиты от радиации, показали самые высокие боевые качества. Все приказы выполнялись точно, беспрекословно и бегом, даже те действия, которые никогда не выполнялись во время учений и тренировок, выполнялись с предельной точностью. В процессе выполнения боевой задачи, повар подразделения рядовой Хайтнулов, он же дежурный ПВН, обратился к командиру с жалобами на плохое состояние здоровья, слабость, рвоту. При осмотре доктором было выявлено значительное выпадение волос на голове. Он сразу был отстранен от несения дежурства и положен в санчасть. Дальнейшая его судьба не известна, так как осенью, по демобилизации, он был уволен из рядов ВС. Примерно через месяц, по ЗАСУ релейной связи, на связь с командиром роты вышел заместитель командира дивизии по политической части и, поинтересовался морально политическим духом военнослужащих и пообещал, что все офицеры и прапорщики подразделения будут представлены к наградам.
В течение последующих 6 месяцев мы постоянно проводили дезинфекцию помещений, понимая, что боремся за свое здоровье. Бойцы, которые увольнялись из армии, подписывали бумаги о неразглашении военной тайны, а командование роты регулярно вызывалось в штаб Бригады и в Особый Отдел, для дачи очередной информации по проведенным мероприятиям и исправлениям каких-то неточностей.
Через год, в 1988 году, в звании старшего лейтенанта, я переводился из МО в органы КГБ СССР и отбыл по новому месту службы, в г. Новосибирск. Во время перевода, я писал рапорт руководству дивизии ПВО, о выполнении боевой задачи офицерами и прапорщиками нашего подразделения, действовавших под прямым воздействием радиоактивного облака, которое на несколько дней находилось над территорией и объектами воинской части, так же ходатайствовал о их поощрении.
Считаю сейчас и докладывал в тот период, что каждый из находившихся в расположении части, принимал непосредственное участие в ликвидации последствий в границах нашего подразделения, произошедших в результате нештатной ситуации 02.08.1987 года на штольне А-37А, а так же обеспечении безопасности сопровождения персонала полигона «Северный», во время их эвакуации.
В начале 90-х годов, проходя службу в Ленинградском военном округе, я был направлен на комплексное обследование и амбулаторно-профилактическое лечение в лабораторию Военно-Медицинской Академии. В 1993 году был уволен в запас по статье 59, п. «Б» (по болезни), в соответствии комиссии ВТЭК присвоена 2 группа инвалидности.
Уже сейчас, имея возможность общаться со своими бывшими сослуживцами, я узнал, что никто из них так и не был представлен к наградам, всех в течение нескольких лет раскидали по разным воинским частям, а там и СССР развалился. Командир долгое время лечился в госпитале и был уволен из Вооруженных Сил. Состояние здоровья, на предмет получения дозы радиации, ни у кого из них не проверялось, ссылаясь на то, что нигде в официальных документах и личных делах этот факт не указан.
Офицеры и прапорщики находившиеся на территории в/ч 03198-ЮЯ 02.08.1987г.:
Командир - майор Трушкин С.
Заместитель командира по полит. части - ст. лейтенант Калин
Заместитель командира по технической части - лейтенант Баулин В.П.
Начальник станции П-14 - капитан Скороходов А.
Заместитель начальника станции П-14 - лейтенант Жуковский
Начальник станции П-12 - лейтенант Баранов А.
Начальник узла связи - ст. лейтенант Кудряшов С.
Начальник медицинской службы - ст. лейтенант Карпович Ю.
Начальник станции П-11 - прапорщикк Чудинов Н.
Старшина роты - ст. прапорщик Канаев Г.А.
Техник роты - прпрапорщик Картавенко
Начальник продовольствия - прапорщик Солодкий В.Ф
Начальник сопровождения и связи
ВВС ВМФ «Приют» Паньковая Земля - мичман Волосатов
Так же находилась жена Скороходова и несовершеннолетний ребенок.


Недавно мною был прочитан с доклад сотрудников ФГУП «Института стратегической стабильности» который был при Федеральном агентстве по атомной энергетики (РОСАТОМ). http://bourabai.ru/adushkin/ch2_2.htm :
«...Совершенно нештатная ситуации наблюдалась при проведении 02.08.1987 г. подземного ядерного испытания в штольне А-37, после чего эта штольня получила индекс А-37А. В этом испытании было одновременно взорвано пять зарядов мощностью от 0,001 до 150 кт. Примерно через 1,5 мин после взрыва произошел прорыв парогазовой смеси по трещине естественного разлома подтаявшего ледника на склоне горы. В день этого испытания также была штилевая погода, поэтому радиоактивное облако на длительное время зависло над технологической площадкой, создавая на земле гамма-поле с МЭД около 500 Р/ч...» ( на сегодняшний день в соответствии с нормативным документом НРБ-99/2009 средний фон радиации составляет 0,12 мкЗв/час = 12мкР/час. Предельно допустимый уровень радиации от естественных источников радиоактивных излучений составляет 0,57 мкЗв/час = 57мкР/час, а от искусственных (техногенных) источников радиоактивного излучения составляет 0,11 мкЗв/час = 11мкР/час, )
«...В 90-е годы в районе штольни А-37А, где уровни радиации достигали 50-60 мкР/ч, была создана санитарно-защитная зона (С33). Технологическая площадка штольни А-37А является единственным участком, где после проведения подземных ядерных испытаний целесообразно выполнить работы по рекультивации местности. Руководство полигона планировало на территории этого участка, площадь которого составляет немногим более 0,3 км2 , проведение работ по дезактивации путем снятия верхнего 5-10 см слоя почвы и засыпки участка слоем щебня. Пока эта работа не проводилась...»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Валерий

матрос
матрос


Зарегистрирован: 19.03.2017
Сообщения: 7
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Сб Апр 01, 2017 22:10    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Если кто желает попробовать получить ВПОР обратитесь к приказу МО, там все расписано, если вы были в нужное время в том самом месте, вероятность получить статус велика. Также активную помощь оказывает Совет Ветеранов ПОР его руководитель Евсеев Александр Сергеевич. Информация актуальна, даю ссылку:
https://rg.ru/2016/10/19/minoboroni-prikaz590-site-dok.html
http://kvpor-rf.ru/kontakty
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Евгений5719

юнга
юнга


Зарегистрирован: 02.05.2017
Сообщения: 2

СообщениеДобавлено: Вт Май 02, 2017 13:21    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Первое испытание в штольне А-37 было проведено 11.10.82, по этой причине испытание 02.08.1987 года проведенное в штольне с тем же устьем, что и А-37 имело индекс "А", который никакого отношение к аварийности не имеет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ветеран

главный старшина
главный старшина


Зарегистрирован: 28.10.2008
Сообщения: 63

СообщениеДобавлено: Ср Май 03, 2017 12:32    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Валерий писал(а):
Описание нештатной ситуации произошедшей 02.08.1987 г., при проведении ядерного испытания на полигоне Новая Земля, штольня А-37.
В 1986 году, после окончания, с золотой медалью, Красноярского Высшего Военного Командного Училища Радиоэлектроники ПВО, по личной просьбе я, лейтенант Баулин В.П.(личный N Р-740613), был направлен на архипелаг Новая Земля Архангельской армии ПВО.
02.08.1987 года я проходил службу в в/ч 03198-ЮЯ (34 ОРЛ, координаты: 73*06’42” СШ и 53*14’05”ВД ), которая находилась в 45 километрах южнее Маточкина Шара...»

1. Постановление ВС РФ №2123-1, распространяется на непосредственных участников ЯИ (критерии, утвержденные ПП РФ).
2. Армия ПВО выполняла другие задачи. И в в/ч 77510 не входила, не входит она и в ЯОК (31600).
3. Если бы ПВС РФ 2123-1 было идентично ФЗ "о семипалатинцах", то все, кто проживал и нес службу до 24.10.1990 г. на НЗ получали бы удостоверения.
4. Но руководство Комитета ПОР РФ, на кого возложена законотворческая обязанность восстанавливать социальную справедливость, лицам проживающим и проходящим службу на НЗ в период проведения ЯИ - НА ВСЕ ЗАБИЛО!
Вывод: удостоверение на льготы не получить!
А что делать, селяви.... Обидно, однако....
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 12, 13, 14
Страница 14 из 14

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах






Powered by phpBB © 2001 - 2011 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Яндекс.Метрика

Rambler's Top100 Каталог webplus.info 200stran.ru

©   Автор логотипа форума - Нина Кузьмина