Список форумов Новая Земля

Новая Земля
форум о её людях, природе, истории
 

РегистрацияРегистрация    ПрофильПрофиль  ПользователиПользователи  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения  ВходВход

Исчезнувшая полярная станция

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Мар 22, 2015 14:13    Заголовок сообщения: Исчезнувшая полярная станция
Ответить с цитатой

Об исчезнувшей полярной обсерватории Маточкин Шар.


6 октября 2013 г. исполнилось 90 лет с начала работы
гидрометеорологической обсерватории Маточкин Шар на островах Новая Земля. О
необходимости постройки радиостанций в Маточкином Шаре и на мысе Желания
писал еще В.А. Русанов ("Известия Архангельского общества по изучению
Русского Севера", 1911, № 16). В апреле 1920 г. с предложением соорудить
радиостанции в Маточкином Шаре и на мысе Желания в Главное
гидрографическое управление (ГГУ) обратился Комитет Северного морского пути
при Сибревкоме. В 1921 г. экспедиция на л/п "Таймыр" посетила Маточкин Шар и
выбрала место для будущей радиостанции. 16 ноября 1922 г. по представлению
ГГУ вопрос о заселении Новой Земли и постройке там двух радиостанций
рассматривал Президиум Госплана. 7 марта 1923 г., рассмотрев доклад Госплана,
Совет Труда и Обороны поручил сооружение радиостанции в Маточкином Шаре
Главному гидрографическому управлению.
Для выполнения правительственного задания ГГУ организовало Отдельный
Северный гидрографический отряд, в состав которого вошли гидрографические
суда "Мурман", "Купава" и арендованный у Госпароходства ледокольный пароход
"Малыгин". Начальником отряда был назначен гидрограф Н.Н.Матусевич.
Станцию решили строить близ восточного входа в пролив, так как
наблюдения над льдами Карского моря должны были в работе станции занять
значительное место. Поход на Новую Землю готовился в Архангельске: здесь
заготовлялись разборные домики для радиостанции, комплектовался личный
состав экспедиции. 14 августа 1923 г. три судна с двумя баржами, доверху
нагруженными строительными и другими материалами, вышли в море и через пять
дней достигли берегов Новой Земли. Войдя 20 августа в пролив Маточкин Шар,
они прибыли к месту назначения - к Ночуеву ручью, где в 1768-1769 гг. зимовал со
своим судном Розмыслов. Немедленно началась разгрузка. Фундамент основного
дома, где разместились научные работники станции и руководящий состав, как и
фундаменты остальных жилых домов и хозяйственных построек, сооружались из
бетона. Для этого пришлось доставить на возвышенный берег на высоту 20 метров
4500 пудов песка. Строительные рабочие и матросы проявили подлинный трудовой
героизм. Все строительные материалы, техническое оборудование и
продовольствие общим весом 100 тысяч пудов были доставлены к месту
строительства станции на плечах.
За полтора месяца напряженной работы на северном берегу Маточкина
Шара возник поселок: основное здание станции, жилой дом из пятнадцати комнат,
баня, две кладовые, домик для магнитных наблюдений. Была установлена
радиомачта, оборудована метеорологическая площадка. В жилом доме
разместились 10 человек персонала станции, среди которых были метеоролог,
магнитолог, геофизик, геолог и биолог, имевшие в своем распоряжении все
необходимое для производства научных наблюдений по широкой программе.
Начальником станции был назначен Н.П.Кнюпфер. На станции имелась
библиотека, пианино и другой культурный инвентарь.
6 октября 1923 г. радиостанция Маточкин Шар послала в эфир свои первые
сообщения. А Отдельный Северный гидрографический отряд, прежде, чем
покинуть Маточкин Шар, произвел съемку расположения станции, определил
астрономический пункт, выполнил магнитные наблюдения. Проводились сборы
геологической коллекции, а также гидрологические исследования в центре пролива
под руководством начальника партии Н.И.Евгенова.
2 августа 1924 г. вышло из Архангельска г/с "Купава" с береговой партией и
провизией для радиостанции Маточкин Шар. 9 августа 1924 г. из Архангельска
вышел зафрахтованный пароход "Юшар" с находящимся на борту руководством
гидрографической экспедиции и новой сменой персонала станции Маточкин Шар.
На территории станции гидрографы построили новый павильон для магнитных
наблюдений, достроили и оборудовали жилой дом, провели электрическое
освещение, установили вторую мачту, а также построили хлев для скота (на Новую
Землю были доставлены коровы, свиньи и козы).
В 1924 г. полярная станция Маточкин Шар была преобразована в Полярную
геофизическую обсерваторию. Долгое время она являлась самой северной на
земном шаре магнитной обсерваторией. В этой обсерватории советские ученые
впервые в столь высоких широтах поставили стационарные исследования природы
арктических островов, полярных сияний, геомагнитных явлений. Здесь велись
биологические исследования, организованные Академией наук и ее Ботаническим
музеем, ежегодно направлявшим в обсерваторию своих сотрудников.
Международное значение работ Полярной обсерватории Маточкин Шар не раз
признавали ученые всего мира, в частности, в 1928 г. на это указал
Международный конгресс "Аэроарктика". В 1932 г. Геофизическая обсерватория
Маточкин Шар работала по программе Второго Международного полярного года.
В последующие годы обсерватория играла заметную роль в оперативном
обслуживании Карских морских экспедиций.
Вся изложенная выше информация о строительстве и деятельности
Полярной обсерватории Маточкин Шар получена нами из книги: Белов М.И.
История открытия и освоения Северного морского пути. Советское арктическое
мореплавание 1917-1932 гг. –Л; Издательство "Морской транспорт", 1959.

Интересная информация о Полярной обсерватории Маточкин Шар
приводится в книге: Кренкель Э.Т. RAEM - мои позывные. Издательство
"Советская Россия", Москва, 1973.
Известный полярник и радист, Эрнст Теодорович Кренкель, впервые попал в
Арктику со второй сменой персонала обсерватории Маточкин Шар в 1924 году. В
своей книге он дает весьма любопытные и откровенные характеристики
сотрудникам обсерватории. Так, начальник станции Давид Федорович Вербов -
очень симпатичный, очень корректный и уравновешенный человек, первый раз в
Арктике, был много лет коммивояжером фирмы канцелярских принадлежностей;
механик Костя Кашин - сгусток энергии, двигатель содержит в идеальном
состоянии; Пауль и Отто - матросы немецкого крейсера "Магдебург",
потопленного русскими кораблями во время первой мировой войны, остались в
России; доктор Федосеев - недоучившийся студент, неудачная любовь, наркоман;
гидролог Виктор Ахматов - славный молодой человек, учился в морском
заведении; рабочий Костя Зенков - мастер на все руки и т.п. Э.Т.Кренкель
сообщает также, что "некоторые из них видели в трудной северной службе
возможность заработать себе хорошую репутацию, право на то, чтобы
считаться полноправными гражданами молодой советской республики".
Буквально несколько строк о ведущей советской полярной обсерватории
приводится в книге: В.Ю. Визе «Моря советской Арктики. Очерки по истории
исследования» (М.,-Л; Изд-во Главсевморпути, 1948): "станция, в восточном
устье Маточкина Шара, была устроена уже при советской власти (в 1923 году)
Северным гидрографическим отрядом, под начальством Н.Н. Матусевича.
В 1924 году станцию дооборудовали и развернули в постоянную полярную
геофизическую обсерваторию, в программу работ входят не только
метеорологические и аэрологические наблюдения, но и гидрологические,
геомагнитные, актинометрические и др. В первые годы существования станции,
Академия наук откомандировывала на нее научных работников различных
специальностей (ботаников, геологов, биологов и др.)"
На этом исчерпывается информация о Полярной обсерватории Маточкин
Шар, которой мы располагаем. Возможно, это связано с ее подчинением Главному
гидрографическому управлению, т.е. военному ведомству. Известно лишь, что в
настоящее время на Новой Земле нет такой обсерватории.
По неизвестной нам причине не заинтересовали остатки обсерватории
Морскую арктическую комплексную экспедицию под руководством
П.В.Боярского, которая детально обследовала материальные следы деятельности
человека на Новой Земле. Вместе с тем, в книге "Острова и архипелаги Российской
Арктики. Новая Земля" под общей редакцией П.В. Боярского (Издательство
"Европейские издания - Paulsen", М., 2009), мы нашли несколько строк об этой
обсерватории: "1923 год. Новоземельский отряд Северной научно-промысловой
экспедиции проводит работы на боте "Грумант". Отдельным Северным
гидрографическим отрядом под начальством Н.Н. Матусевича построена и 6
октября открыта радиостанция Маточкин Шар (с 1924 г. - Полярная
геофизическая лаборатория)".

Ю.Н.Катин, начальник ОФД и НТИ ФГБУ "Северное УГМС"
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Пн Май 18, 2015 14:22    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой


Полярная ГО "Маточкин Шар"
Фото из книги:Матусевич Н.Н. и Соколов А.В. Новая Земля :
Изд-во "Северный печатник", Вологда, 1927
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Чт Июн 11, 2015 23:29    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Островский Б. Г.Форпосты советской науки в Арктике: полярные станции СССР [предисл. ред.: Л. Нитобург]. - Архангельск: Северное изд-во: 1933 (Вологда: тип. "Сов. печатник"). - 48 с.: ил.; 22х15 см. - (Научно-популярная серия крайнего Севера / под ред. Н. В. Пинегина).


II. ПЕРВАЯ СОВЕТСКАЯ ПОЛЯРНАЯ СТАНЦИЯ
Первым звеном советского строительства в необычайно тяжелых условиях полярной природы является, несомненно, наша радиостанция при геофизической обсерватории в восточной части пролива Маточкина Шара, на Новой Земле.
Новоземельская радиостанция послужила до известной степени образцом при сооружении в последующие годы (вплоть до 1931 года) целого ряда наших радиостанций, выполненных в еще более короткий срок и не редко в еще более трудных условиях. Станции эти: на острове Врангеля, на острове Большом Ляховском, на.Земле Франца-Иосифа, на Северной Земле и, наконец, поставленная в 1931 году вторая радиостанция на самой северной оконечности Новой Земли — на мысе Желания.
Наиболее солидной как по постройкам, так и по прочим выполненным работам является станция в Маточкином Шаре.С постройкой этой станции мы не только окончательно закрепили за собой гигантский остров или вернее—группу островов, служащую преддверием морского пути в Сибирь, но и разрешили еще несколько крупных задач. Здесь изучаются климатические условия восточной части Новой Земли, граничащей с ледяным Карским морем, выполняются магнитные, аэрологические и гидрологические наблюдения и исследования и, наконец, изучаются геология, флора и фауна прилегающих частей Новой Земли.
Помимо научных работ, станция должна положить начало рациональному заселению северного острова Новой Земли и облегчить нашим промышленникам плавание у восточного берега Новой Земли, особенно богатого рыбой и морским зверем.
Наконец, станция разрешает еще одну задачу — транспортную,так как является прекрасным пунктом для наблюдения за состоянием льдов в Карском море, где, как известно, скопляются часто совершенно непроходимые массы льдов. Вот эти-то наблюдения за состоянием льдов в прилегающем к станции районе (суда, направляющиеся с запада в Сибирь, обычно проходят проливом Маточкиным Шаром) и своевременное оповещение по радио судов, готовящихся к походу или находящихся уже в пути, и возложены на персонал радиостанции в Маточкином Шаре.
Результаты наблюдений за движением льдов и сведения о ветрах, под влиянием которых льды передвигаются с места на место, сообщаются станцией в научные центры, где они систематизируются ,сопоставляются и в результате дают не только ясную картину действительного положения льдов и состояния погоды, но и могут служить надежным предсказанием возможного распределения льдов и погоды на ближайшее время. Вполне понятно, что эти наблюдения способствуют успешному проведению каравана судов, следующих через Карское море в Сибирь, а также представляют и. большой научный интерес,выясняя изменения погоды не только в западной части Карского моря, но вообще на Севере.
Вот, в общих чертах, цели постройки первой советской полярной радиостанции на Новой Земле.
В работах по сооружению станции принимали участие 228 человек. В числе груза на Новую Землю были доставлены большое жилое здание на 15 комнат, в разобранном виде, здание радиостанции, домик под магнитную обсерваторию, баня, кладовая, две огромные шестидесятиметровые радиомачты, запасы продовольствия и угля на два года, внутреннее оборудование помещений.
Ряд непредвиденных помех, упорная штормовая погода в период, обычно самый благоприятный- для плавания на Севере,—все это задерживало экспедицию, и только 21 августа было приступлено к выгрузке на берег материалов с судов „Мурман" и „Малыгин".Пред лицом наступавшей полярной осени был дорог каждый день, буквально каждый час, а потому работа сразу же приняла характер ударной. В первый же день с „Мурмана" была полностью выгружена узкоколейка с вагонетками и почти в этот же день поставлена, заклепана и заколочена. В то время,когда одна партия завинчивала гайки узкоколейки, другая разбивала места под дом, мачты и радиостанцию, выгружала бревна для радиомачт, кирпич, цемент и части жилого дома. Сооружены были также палатки под кухню и жилье для строительных рабочих,в промерзлом грунте выкопаны рвы для закладки фундамента жилого дома, выгружены и заделаны лебедки и якоря для крепления баржи у берега, выгружена глина и, наконец,устроена мастерская-палатка для предстоящих работ по оборудованию радиостанции. А во время короткого обеденного перерыва был убит белый медведь.
Погода явилась первым условием успешного окончания сооружений.Ветры, хотя и весьма значительной силы, дувшие здесь в этот период, выбили из колеи строителей, производивших наружные работы, в общей сложности не больше чем на пять суток. Без всяких трений и задержек подвигалась работа плотников-костромичей.
Но никто из приехавших сюда строителей не представлял себе, что такое новоземельский грунт, и сколько труда пойдет на закладку в нем фундаментов под мачты для радио, под штаги, удерживающие мачты в вертикальном положении, под установку моторного двигателя, под самую станцию. На глубине уже ¾ м оказался вечномерзлый грунт, а сверху—слоистый рассыпчатый сланец, перемешанный с землей, глиной и тающим льдом.
Только успевали с превеликим трудом вырыть яму в таком грунте и вычерпать отсюда воду, как яма опять наполнялась водой. Промерзшая почва, овеянная хоть и не очень теплым новоземельский воздухом, таяла быстро, грязная жижа лила из всех пор ямы и не позволяла приступать к заделке ямы бетоном.
Решили помочь горю динамитом, заложили патрон. Но и динамит здесь не дает большого действия. Два патрона, заложенные в щель, вырвали углубление не более 1/3 метра в диаметре. На беду здесь не оказалось и подходящего песка для бетонных работ, его пришлось привозить издалека.Затем началось сооружение шестидесятиметровых радиомачт.Эти громоздкие, собранные из трех бревен, скрепленныхмежду собою деревянными крестовинами, сооружения отняли массу времени и энергии и в общем оказались неподходящими для климатических условий Новой Земли с ее исключительной силы ветрами. В марте 1928 года одну из мачт свалило ураганом.
Несмотря на неполадки, промахи и неопытность сооружавших мачты ленинградских такелажников, работа все же подвигалась быстро. На мачтовых работах выручали архангельский мачтовик С. Симонов и командир одного из судов отряда военмор П. Полисадов. Не редко в дождь и пронизывающий ветер эти не ведающие страха люди на большой высоте крепили и завинчивали к крестовинам поданные снизу огромные тридцатипудрвые бревна. 14 сентября плотники приступили к обшивке домов толем и досками, а на радиостанции тем временем устанавливали моторный двигатель.
4 октября состоялась, наконец, долгожданная проба радио.
В тот же день установилась связь с Югорским Шаром; первая ответная телеграмма оттуда—„превосходно слышу"—была лучшей наградой всему составу экспедиции за нелегкий труд. Через два дня, послав по радио донесение Совнаркому, Реввоенсовету,СТО, Госплану и Помглавкомору об успешном окончании работ по сооружению радиостанции, отряд, простившись с первыми зимовщиками новой радиостанции, отбыл в Архангельск.
Интересно отметить, что, несмотря на напряженный характер работ по сооружению станции, производившихся все время под угрозой нашествия с Карского моря ледяных масс, которые могли закупорить выход из извилистого пролива, ни на один день не прекращались научные работы: наблюдения над колебаниями уровня моря, течениями, измерения температуры и солености на глубинах, астрономические работы по определению широты и долготы радиостанции, работы по определению силы тяжести и съемочные.
Наблюдения над течениями, производившиеся в различных частях пролива, показали, что эти течения имеют приливо-отливной характер: скорость же течений в сильной степени зависит от очертания берегов, возрастая, как это наблюдается и в норвежских фьордах, в узких местах пролива и достигая там 5-6 узлов.
Под руководством магнитолога Н. Розе, в некотором отдалении от станции было сооружено на каменном забетонированном основании фундаментальное помещение для производства абсолютных магнитных измерений и установлены самопишущие приборы (три магнитографа системы Эшенгагена). Попутно были определены магнитные элементы на трех пунктах в вос- точной части пролива.
Затем здесь были установлены метеорологическая и пилотная станции. Кроме обычного комплекта устанавливаемых на наших станциях приборов, станция в Маточкином Шаре снабжена: анемометром, барографом, термографом, гигрографом, мареографом для зимней установки, набором гидрологических инструментов и двумя пилотными теодолитами.
Участник экспедиции проф. Калитин, пользуясь каждым часом солнечного дня (а их было не мало), производил актинометрические наблюдения с целью определения приходо-расхода лучистой энергии под 73° сев. широты. Им же производились наблюдения над прозрачностью атмосферы; помимо этого, Калитиным с помощью установленного им на берегу актинографа получена непрерывная запись за 15 суток.
В виду широких научных возможностей, открывающихся с установкой под 73° сев. шир. перечисленных приборов, радиостанция в Маточкином Шаре сразу же получила характер большого научного учреждения и была вскоре переименована в Геофизическую полярную обсерваторию.
Крайне неблагоприятные климатические условия Новой Земли, чудовищной силы ветры, дующие здесь не редко неделями, делают пребывание на нашей радиостанции особенно тяжелым.Сюда нужно посылать зимовщиков, исключительно здоровых физически, и психически уравновешенных. К сожалению, при наборе и отправке сюда людей недостаточно обращалось внимания на телесную и нервную „квалификацию" отправляемого, результатом чего явились тяжелые заболевания и даже смерть работника,лишь по незнанию изъявившего желание отправиться на станцию в полярную зимовку. Могилы врачей Шорохова и Федосеева, скончавшихся в первые же два года существования обсерватории в Маточкином Шаре,— наглядные тому примеры.
Но Маточкину Шару особенно не повезло. В марте 1931 года смерть скосила еще одного сотрудника — геофизика Лебедева.Скончался он не от цынги и не от черной меланхолии в своей комнате, а на посту при исполнении служебных обязанностей ,всего в нескольких метрах от дома. Он шел сменить своего товарища, производившего гидрологические наблюдения на льду.Его сопровождал начальник обсерватории. Неожиданно на полпути налетел шторм такой силы, что идти к палатке, раскинутой на льду, было невозможно, и пришлось повернуть обратно.
Вскоре повалил густой снег, и мгновенно все исчезло из глаз.Снежные комья залепляли рот, глаза, уши. С неимоверными усилиями за сутки одолели полкилометра. Более слабый Лебедев,окончательно выбившись из сил, свалился. На утро ветер еще более усилился. Начальник станции тов. Ласкинен, человек более сильный и выносливый, пытался некоторое время нести на себе Лебедева, но под конец также выбился из сил.
Видя, что спастись обоим невозможно, он положил на снег своего спутника, а сам с неимоверными усилиями дополз до станции ,находившейся всего лишь в нескольких шагах. Хотя за Лебедевым и тотчас отправились, его уже не было в живых.
Полагают, что Лебедев не замерз, а задохся от залепившей еголицо снежной корки.
Сила новоземельских ветров поистине изумительна; они во многом напоминают знаменитую новороссийскую „бору". Так же, как и там, холодный ветер, несомненно имеющий местный характер, переваливая через горные проходы, низвергается оттуда в расположенные внизу ложбины со страшной, всесокрушающей силой, достигая не редко 40 метров в секунду. Иногда сотрудник,вышедший проверить показания аппаратов, возвращается домой на четвереньках, а в пургу блуждает по нескольку часов вокруг дома, находящегося всего лишь в десятке метров от него.
В марте 1931 года зимовавший в Маточкином Шаре доктор Хазов в сильнейший шторм возвращался в жилое помещение.Идя „полным ходом", он оставался все время на месте: ветер буквально не давал ему возможности идти вперед, пришлось ползти. Кое-как, задыхаясь, доктор, наконец, добрался до дома.Тут его заметили и, бросив ему трос, сообща втянули домой. Вообще, климат Новой Земли чрезвычайно суров, и хотя холод здесь благодаря смягчающему влиянию Гольфстрема не так силен, как, например, в Якутске или Нижне-Колымске, все же здешняя погода значительно более жестка, чем на востоке Сибири. Если жесткость погоды в Якутске по формуле Бодманаможет быть определена 3,3 баллами, жесткость новоземельской
погоды определится 5,3 баллами. Зимою температура никогда не опускается ниже—40°. Зато лето всегда необычайно холодное, и даже в ясный солнечный день, когда термометр показывает -1-12°, воздух все же напоен леденящим дыханием. Холодность лета на Новой Земле объясняется большой затратой тепла на плавление огромных масс снега, полностью никогда здесь не стаивающего. Характерные Черты новоземельского климата — низкие температуры,большая влажность воздуха, значительная .облачность и туманы. Для сохранения здоровья здесь необходимо хорошеепитание.
Цынга, или иначе—скорбут, развивается в организме от расстройства питания, вследствие недостатка в пище чрезвычайно важных для организма веществ, так называемых „витаминов".
Вот почему обычно, при ежегодной отправке на станцию новой смены с запасом продовольствия на два года, уделяют такое большое внимание снабжению зимовщиков продуктами питания.
Необходимо запастись, помимо всего прочего, изрядным количеством свежих овощей, прежде всего картофелем и луком, а также наилучшего качества свежим мясом или рыбой. Это—главнейшие элементы питания во время тяжелой полярной зимовки,и горе той экспедиции, которая по халатности, небрежности или невежеству с недостаточным вниманием отнесется к этому основному правилу полярного снабжения.
Но не все на Новой Земле так уж мрачно и сурово. К светлым сторонам новоземельской жизни следует отнести прежде всего воздух. Воздух крайнего Севера необычайно чист, что играет огромную роль в санитарно-гигиеническом отношении .Чистый воздух лишен или почти лишен болезнетворных бактерий.Исследования А. Казанского, произведенные в районе обсерватории Маточкина Шара, выявили почти полное отсутствие в здешнем воздухе бактерий (1-2 бактерии на 60 куб. метрв воздуха). По сравнению с воздухом Парижа в летнее время,
воздух Новой Земли чище почти в 600 000 раз. Чистота воздуха спасает персонал радиостанции от многих болезней, весьма распространенных в наших широтах, как то—от кашля, насморка,ангины, гриппа и пр. Здесь можно пробыть с промоченными ногами несколько часов, промокнуть под дождем, даже провалиться в воду и остаться совершенна) здоровым, не получив даже легкого насморка.
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вт Дек 22, 2015 00:48    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой


Вокруг Света 1929г. №5

Кур жалко... Cry
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Июл 31, 2016 20:33    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой


Бюллетень Арктического института СССР. № 5.-Л., 1931, с.82-83
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Июл 31, 2016 20:41    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Макс Зингер. Штурм Севера.Гос. изд-во худож. лит., М.-Л., 1932.

Люди на Матшаре

Черные скалы Маточкина Шара и Новой Земли блестели камнем и белыми полосами снега, годами лежавшего в расселинах и оврагах. Скупо, краюшком, светило солнце. На иссиня-черном небе, прямо над самым горизонтом, вспыхнула яркая розовая полоса. Макушки скал и снеговые полосы в расселинах вмиг порозовели. Только полярный воздух мог быть так чист и прозрачен, и такая тишина могла быть только за полярным кругом. Иззелена-черное Карское море рябило розовыми огнями необычайного восхода.
Люди, зачарованные восходом солнца над этой суровой землей, последний раз крикнули в сторону ушедшего корабля: «Прощайте», «До свидания», — дали салют из ружей
[14]
и с непокрытыми головами зашагали к вновь отстроенному, еще пахнувшему смолой, бревенчатому дому — рации.
Два дня назад этих людей доставил сюда ушедший пароход. Они сменили старых зимовщиков, проживших здесь целый год в одиночестве.
Огромный солнечный шар поднялся из-за моря, и все загорелось сразу таинственным, незнакомым светом. Над горизонтом Карского моря засверкала ледяная радуга — отблеск льдов на небосклоне.
Наступил первый день зимовки. Все суда ушли из пролива и Карского моря. Улетели птицы.
Зимовать остались люди, которых судьба самым неожиданным образом свела на Матшаре. Повар зимовки, молодой моряк Отто Грезер, бежал с немецкого парохода из-за политических преследований на родине, в Германии. Он был коренаст, плотен. Матрос немецкого транспорта, он ушел в советский порт и не вернулся к отходу судна.
Виктор Ахматов геофизик, заложник науки в этом диком крае, старался делать вид, что зимовка для него не новость и ничего в ней особенного нет. Он подражал новоземельским промышленникам, их манере разговаривать и одеваться. Никто более Ахматова не говорил о промыслах, хотя ему так и не удалось убить ни одного зверя за зимовку. Но таким в первый год зимовки был каждый.
Константин Иванович Зенков — служитель рации Матшар, зимовал в Малых Кармакулах, где промышлял зверя: тюленя, морского зайца, белуху и песца. Иной раз заходили в Кармакулы и медведи, но это считалось редкостью. За сто пятьдесят километров пришел Зенков в Матшар на маленькой шлюпке, на которой были все его пожитки. Высокого роста, с лицом чуть тронутым оспой, Зенков был самым спокойным из всех зимовщиков. Его никогда нельзя было видеть без дела. Он собирал плавник в шатры, колол дрова или проверял пастники.
Последний из четырех зимовщиков, радист Матшара Сысолятин, с которым я встретился на шхуне «Белуха», мог
[15]
смело сказать, что свою молодость он отдал суровой Арктике, долгой полярной ночи и радио. В первый год зимовки ему едва минуло двадцать лет.
Однажды днем зимовщики нашли неподалеку от рации закоченевший труп «Мишки-лекпома». Это была черная одноглазая пушистая собака. Она стала жертвой собачьей ссоры. Только сильная собака могла перезимовать за полярным кругом. Слабую же всегда загрызали сильные в ссорах из-за кости или рыбы, брошенной хозяевами зимовки.
В конце октября четверо людей с Матшара решили итти в поход на Канкрин для устройства пастников и заготовки топлива-плавника.
Восьмерку собак запрягли в нарты, взяли на девять дней продовольствия, и собачья упряжка со скоростью пятнадцати миль в час понеслась по снежной дороге. Но не успели зимовщики отъехать и одной мили от радиостанции, как вдруг услышали позади себя неистовый лай. Вся оставленная на рации собачья свора неслась им вдогонку.
Зимовщики остановились, подождали незваных провожатых, и каждая из подбежавших собак получила по удару лыжей. Встреченные негостеприимно, собаки с визгом бросились к рации и скрылись за поворотом реки. Но это был лишь собачий маневр. Четвероногим скучно стало одним на Матшаре, они, видимо, решили итти в поход вместе с зимовщиками. И не пробежали нарты еще одной мили, как позади на белом от снега горизонте снова показались черные точки собак. Впереди всех неслась «Радость», за ней, отставая на полкорпуса, летел «Вах». Сысолятин подманил к себе «Ваха» и снова ударил его лыжей так, что тот с визгом отбежал в сторону. То же самое Зенков проделал с «Шариком» и «Пуришкевичем». Собаки отступили в беспорядке, оставляя алые следы на чистом снегу, но не сдались; отойдя назад с полмили, они улеглись на снег и стали следить за зимовщиками. Пришлось остановиться и преследовать собак до самой рации.
[16]
Солнце стояло низко. На море, где чернели полыньи, было настороженно тихо.
Серо-свинцовые облака скрывали верхушки скал. На севере погода набегает сразу. Норд-вест задул вдруг со страшной силой, завертел воронкой снег, затянул песню сирены. Люди помогали собакам тащить против ветра нарты с продовольствием. В полушубках было жарко итти, а без них холод сковывал все тело. На воротнике свитера от мороза было ледяное ожерелье. А тут вместо одного оврага выехали к другому, и едва не упали в расселину скалы, затянутую снегом.
Отряд остановился. Зенкова послали на обсервацию. Вернулся зимовщик.
— Заночуем, ребята, здесь! Переждем погоду! Дорога идет по какому-то озеру вниз. Темно. Ничего не видно. Чуть под лед не угодил.
Поставили нарты на бок для защиты от ветра, развязали кладь, воткнули лыжи и палки в снег, поужинали мясными консервами и запили бутылкой красного вина. Залезли зимовщики в спальные мешки и вмиг заснули.
Проснулся Сысолятин часа в два от холода, который пронизывал все тело, осмотрелся вокруг себя: не видать зимовщиков. Их замело снегом.
Под снежным покровом едва виднелись темные пятна. Обрадовался Сысолятин, когда из-под снега услышал вдруг знакомый молодецкий храп Зенкова. «Лебедь» спал рядом с немцем Отто. Спина немца едва чернелась из-под снега. Сквозь небольшое отверстие, которое продышал «Лебедь», шел пар.
— Вставай, братишки! — кричал Сысолятин. — А то нас здесь во-век не отгребут!
— Ишь ты какой аврал поднял, под снегом спать куда удобнее, — недовольно пробурчал Зенков, отряхиваясь от снега.
На юге вспыхнула белая полоса и протянулась над горизонтом, а к северу весь небосклон был иссиня-черен.
[17]
Когда рассвело, люди увидели, что ночевали на вершине какого-то глетчера. Несколько банок консервов, подмоченное печенье, бутылка «Сотерна» подкрепили путников, и отряд двинулся, держа направление к промысловой избушке, которая лежала по пути к Канкрину. Нужно было пройти небольшим оврагом вверх по склону горы к большему оврагу. Нарты побежали по ровному плато. Могучие ветры севера местами вымели начисто землю, оголив камень. Но это не задерживало полярных коней. Собаки бежали ровно. Вдруг они остановились перед спуском к реке.
Люди осмотрели место переправы. Лед на реке был хрупок и не надежен. Переходили по одному, мечтая о скорой ночевке в избушке. Начальник станции Вербов много говорил о ней. Там должно быть и продовольствие и лампа-молния, да к тому же стоял камелек, и запасено топливо.
Несколько раз изменялась погода. Временами штормило, ревел ураган, и тогда приходилось отлеживаться в снегу, а как только заштилеет, снова трогаться в путь к заветной избушке.
Зенков первый увидал избушку и закричал:
— Вот она, справа, справа. Смотрите!
И в самом деле по правую руку чернелась избушка.
На полу в избе лежало много снега. Через полчаса после прихода отряда изба стала неузнаваемой. Ее прибрали, снег и мусор выгребли, растопили печь, и желанное тепло разлилось по избе. Отогрелись люди, ожили. Запахи кофе, печенья и консервов перебивали запах портянок, которые напоминали флаги, выкинутые в праздник кораблем, — так много их сушилось в избе. Печка скоро накалилась докрасна.
Утром отряд покинул избушку, от которой в сторону вел след медведя. Он всю ночь ходил у избы, вытоптав снег кругом.
Было тепло: всего восемь градусов ниже нуля. «Лебедь» преследовал медведя, порезал о твердый наст лапы, — и в следах алела кровь.
[18]
Три зимовщика, согнувшись под тяжестью вещевых мешков, шли на лыжах, четвертый — Зенков — едва поспевал за товарищами.
— Не могу дальше итти. Чорт с ними, с лыжами! — и Отто первым воткнул свои лыжи в снег.
Ахматов тоже снял свои лыжи и воткнул их в снег как опознавательный знак.
— Что это за речка? — спросил Сысолятин.
— Назовем ее Укнабеаз. По-ненецки это значит паршивая речка — сказал Зенков.
— Да тут, смотри, какая дельта! Вот рукав, вот, вот!
И Зенков стал считать рукава безымянной речки. Река протекала по глубокому оврагу, стены которого были выложены самой природой из целого камня. Эти скалы называются на Новой Земле толбеями.
Незаметно подкралась ночь, и на черном ковре неба заискрились невероятно яркие звезды. Они были крупнее тех, что видел каждый из зимовщиков над «большой землей».
Не успела полярная ночь показать свою красоту, как внезапно налетел туман; сначала хлопьями, а потом стал густеть, словно кто-то из гигантского удойника розлил над землей молоко.
Люди шли целый день, еле передвигая ноги, и к ночи поняли вдруг, что закружали.
— Переждем до ясной видимости! — предложил Зенков.
Люди сбились в кучу и накрылись полушубками. Но как только протаивал снег, сразу сырели брюки, и люди просыпались от холода.
Невеселое было утро. Обсушиться негде, и, главное, иссякли последние остатки продовольствия.
— Сдохнем здесь все поодиночке, — сказал Сысолятин, дрожа от холода.
Ночью заштилело. Но к утру снова поднялся ветер, и началась поземка. И снова перед путниками стояла почти сплошная завеса снега, дышать было нечем, и люди защищали свои лица меховыми рукавицами. «Лебедя» не раз
[19]
откидывало ветром, и вся морда его была залеплена снегом, будто он только что окунул ее в бочку со сметаной.
— Харчить-то нечего, братишки, давайте «Лебедя» прикончим! — предложил Сысолятин.
И только сказал это радист, как вдруг стало проясниваться, и на горизонте завиднелась черная полоса неба, что означало близость моря. Там у моря должны быть запасы плавника, и можно согреться у костра. Люди решили итти к морю.
Пересекли какую-то речку, поднялись на верхнее плато и вскоре увидели воду. Она была исчерна-зеленой, и Сысолятин невольно вспомнил картины художника Борисова, впервые написавшего это неизведанное море и передавшего его суровую красоту.
— Спасены! — крикнул Сысолятин, увидев воду впереди себя: — Это залив Канкрина. Мы опять пришли к старой избушке.
— Там есть хлеб, шпиг, греча и сухари, — сказал Зенков.
— В крайнем случае схарчим «Лебедя», — снова предложил Сысолятин.
Выбившиеся из сил люди ползком добрались до избушки. Небо было чистое, ясное и сияло крупными яркими звездами. На северо-западе радугой вспыхнуло северное сияние. Изломанная радуга продержалась недолго и погасла.
Люди принесли плавник, растопили печь. Изба скоро наполнилась паром от сушившегося белья и обуви: стало невыносимо жарко. Запахи супа, который стряпал Отто, дразнили проголодавшихся зимовщиков.
Когда взошла луна, показав сквозь пепельный свет тонкий серебряный серп, люди, раскидав руки, крепко спали на оленьих шкурах.
Только на следующий день зимовщики увидели мачты своей рации.
— Ур-р-ра-а-а! — крикнули все в один голос, когда из-под снега показалась крыша дома.
— Вот они, пропащие, вернулись! — встретили их оставшиеся на рации.
[20]
За столом в общей комнате сидело несколько норвежцев с промысловой шхуны «Веслекари и К°». Большинство из них были фашисты, открыто говорили об этом и не стеснялись предлагать сигареты и кепстен в обмен на шкуры песцов и белых медведей.
Иностранным зверопромышленникам разрешалось бить только одну белуху, но на палубе их полупиратского судна лежали туши убитых тюленей, медведей, сушились песцовые шкуры.
Шхуна «Веслекари» заходила в бухту Диксон, и там на могиле Тессема, спутника Амундсена, экипаж поставил крест из плавника. Ту могилу не рыли в земле: вырыть яму на Диксоне было невозможно. Огромными камнями заложили скелет Тессема.
Перед самым приходом зимовщиков собаки разорвали лучшего пса «Шарика». Наутро «Рваный» и «Лиса» стали
рвать «Быстрого». Его пушистый мех обагрился кровью. Еле отбили беднягу. Один из зимовщиков взял его к себе на излечение.
На горизонте виднелся невзломанный лед. На море было тихо. Белый свет луны спокойно скользил по тонкому береговому припаю.

_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Пт Авг 12, 2016 18:38    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой


Радиофронт 1935 г.№21 с.9



Радиофронт 1935 г.№21 с.10


_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Авг 20, 2017 13:44    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой


На зимовке.Полярная правда 10 ноября 1938 г. № 257(3627)
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах





Яндекс.Метрика

Rambler's Top100 Каталог webplus.info 200stran.ru

©   Автор логотипа форума - Нина Кузьмина