Список форумов Новая Земля

Новая Земля
форум о её людях, природе, истории
 

РегистрацияРегистрация    ПрофильПрофиль  ПользователиПользователи  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения  ВходВход

Авиационные происшествия и курьезы
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 13, 14, 15  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1414
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Мар 31, 2013 14:51    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

« Впервые мы познакомились с местными стоками в 1932 году. Я тогда командовал Карской экспедицией. В начале сентября корабли, проходившие центральной частью Карского моря, сообщили, что встретили лед в местах, где его совсем не ожидали. Решили срочно провести воздушную разведку. Спустили с борта флагманского ледокола гидросамолет и вылетели на обследование моря. В путь отправились летчики Порцель и Дальфонс, штурман Ручьев, бортмеханики Чечин и Проварихин и я. Подлетая к Маточкину Шару, мы заметили в проливе, около радиостанции, довольно сильное волнение. Порцель полетел дальше в поисках более спокойного места. В этом и была главная ошибка, хотя в те времена мы еще не знали, что такое новоземельский сток. Едва мы проскочили мыс Поперечный, как с самолетом стало твориться нечто невероятное. Нас подбросило сначала метров на сто вверх, затем вниз, так что мы повисли на ремнях. После трех таких бросков нас стало прижимать к воде. Порцель дал полный газ, взяв штурвал до отказа на себя. У меня мелькнула мысль, что оторвался хвост и потому машина идет к земле носом. Я оглянулся — хвост в порядке. Затем раздался дикий треск, и я потерял сознание.
Очнулся я, лежа на верхней палубе самолета, вокруг меня валялись куски лодки. Я довольно спокойно размышлял о своем положении и не торопился вставать: повидимому, сознание было еще придавлено шоком от удара. Затем мелькнула мысль: где же остальные? Я моментально вскочил на ноги и осмотрелся. В проливе бушевал шторм, рвал и метался ветер, волны перекатывались через кусок палубы, на которой я находился. Тут же я заметил и Чечина. Куском обшивки ему разрезало кожаную тужурку снизу до самого ворота, затем энергия удара угасла, и Чечин болтался в пространстве, подвешенный за ворот. Освободившись с моей помощью, он ощупал себя и убедился, что совершенно цел. Еще через несколько секунд впереди показалась чья-то голова в очках. Это был Проварихин. Затем он пропал и вдруг вынырнул под обломками машины. Чечин сразу схватил товарища за шлем, но так как шлем был мокрый и рука скользила, то фактически он его топил. Я подал ему левую руку, уцепившись правой за обломки. Он повис на моей руке, а свободной ухватил Проварихина. Затем я их обоих вытащил. Как мне удалось одной левой рукой поднять двух человек — не понимаю до сих пор. Больше никого на поверхности воды мы не видели. Лишь потом нам удалось обнаружить тела остальных товарищей: Порцеля, Дальфонса и Ручьева.
Что же случилось с самолетом? Оказалось, что на Новой Земле с гор часто дуют ветры невероятной силы. Вот в такой могучий поток воздуха попал и наш самолет. Мотор не мог противостоять ветру, машину прижало вниз, а затем ветер швырнул самолет в воду. Лодка была задержана сопротивлением воды, носовая часть ее сплющилась, мотор и крылья стремительно по инерции понеслись дальше и оторвались, разрушив подкосы и стропы. Проварихин находился в моторной гондоле и вместе с ней летел. Он ухитрился вынырнуть в тот момент, когда мотор перевернулся и лег на дно. В следующую секунду его уже могло прижать мотором. Авария произошла в полутора километрах от берега. Обследовав свою территорию, мы увидели, что сидим на оставшемся куске хвоста лодки, постепенно погружающемся в воду.

Проварихин обо что-то ударился головой, был немножко не в себе и стал заговариваться; у меня была парализована правая нога. Наш обломок стоял неподвижно на одном месте. Тросы, идущие от моторной гондолы к лодке, остались целыми, и мотор, лежа на дне, служил для нас якорем. Все попытки обрубить тросы ни к чему не привели. В трещины лодки проникало все больше воды, и наш остров быстро погружался. Попробовали было накачать клиппербот (резиновую лодку), но он был сильно изуродован при аварии и пропускал воздух. Оторвав с самолета деревянные части, мы несколько улучшили плавучесть клиппербота. Затем с огромным трудом перебрались в резиновую лодку, снялись с якоря и добрались до берега.
Мы были измучены, истерзаны и падали от усталости. Но сесть отдохнуть — это значит заснуть, а заснуть — значит погибнуть. Нужно было во что бы то ни стало добраться до полярной станции, находящейся от нас примерно в двадцати километрах. И я приказал товарищам: «Идите вперед к Маточкину Шару. Не останавливайтесь, пока не дойдете до станции. На станции попросите, чтобы вышли мне навстречу». С больной ногой я не мог идти вместе с ними и тихонько поплелся сзади. Наступила ночь. Шторм ревел, с гор дул холодный ветер, и идти было очень тяжело. Весь путь состоял из гор и ущелий. Вниз я передвигался быстро, съезжая как на санках с ледяной горы, но карабкаться вверх было очень мучительно.
К тому же правая нога у меня не работала, и приходилось лезть, цепляясь пальцами за расщелины. Особое бешенство меня охватило, когда, перебравшись через одно глубокое ущелье, я увидел, что чуть левее я мог бы обойти его по ровному месту. Мне хотелось выругаться, но я запретил себе это делать, желая собрать всю волю для подъема на новый склон. И только взобравшись наверх, я разрешил себе ругаться. Стоя над крутым обрывом, я около двух минут выкладывал весь лексикон, накопленный в годы гражданской войны, в дни работы в ленинградском торговом порту и плаваний в море.
Весьма занятным было мое психологическое состояние — я чувствовал нечто вроде раздвоения личности. Повидимому, сильная подавленность сознания после аварии самолета и крайние физические усилия привели к тому, что я стал сознавать окружающую обстановку не совсем нормально. С одной стороны мне казалось, что я — это какой-то бесплотный дух, который медленно передвигается в пространстве, а рядом со мной идет тело, измученное, изуродованное, издерганное и не могущее сделать больше ни шагу. И я — бесплотный дух — распоряжаюсь этим телом, отдаю приказы о каждом движении: «Шагай! Поверни! Лезь! Спускайся!» Наконец, у мыса Поперечного я спустился в последний раз и дальше пошел по более ровному месту. Тут я впервые разрешил себе остановиться. Прислонившись к утесу, я стоял до тех пор, пока не сосчитал до тридцати. Считал, разумеется, очень медленно, а последние слова произносил просто нараспев. Потом пошел. Примерно в полукилометре от станции я увидел группу людей, идущую мне навстречу. На этом наше путешествие закончилось. Тела Порцеля и Ручьева нам удалось найти только через день. Их вынесло водой на берег пролива. Врачи установили, что смерть произошла от удара, от внутреннего кровоизлияния; воды в легких не оказалось. Дальфонса мы нашли только тогда, когда подняли со дна самолет. Он был придавлен самолетом и остался на дне. Таково было наше первое знакомство с новоземельским стоком.»
Шевелев М.И. Из книги :Бронтман Л. На вершине мира. — М.: Гослитиздат, 1938 г.
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 658
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 10:37    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

В книге Шевелева М.И "Арктика - судьба моя". Воронеж, 1999г.
с.208. Этот случай описан несколько подробнее и где-то в сети я видел
памятник Порцелю на Новой Земле.
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Хахол

лейтенант
лейтенант


Зарегистрирован: 09.02.2011
Сообщения: 222
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 19:29    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Да! Было время и были ЛЮДИ!!!
_________________
Новая Земля 1969-71г. в/ч ЮЯ 69049
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 658
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Вт Апр 02, 2013 11:07    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой



Не в сети, а в книге "Острова и архипелаги ... МАКЭ".
Там еще много фоток: казематы, пункты оптического и дозиметрического
контроля, бункер, самописец давления ударной волны. Все это теперь
уже не нужно, осталось как памятники. Все это когда-то строили "спец-
строевцы" и военнослужащие-новоземельцы и наверно для них это было
бы интересно. Жаль, книга толстая, не влезает в сканер.
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1414
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вт Апр 02, 2013 20:18    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Валерьян писал(а):
Жаль, книга толстая, не влезает в сканер.


ДА, ОЧЕНЬ ЖАЛЬ!!!
(Поэтому наверное её и нет в сети в виде пиратской электронной копии.) Sad

Валерьян,если можете,описание памятника из книги выложите.
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
arnoldych.69

счастливый милитарист


Зарегистрирован: 11.11.2008
Сообщения: 4716
Откуда: Мурманск

СообщениеДобавлено: Ср Апр 03, 2013 17:47    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Валерьян писал(а):
" МЕРТВАЯ ПЕТЛЯ"
Когда пилоты моего времени уходили с летной работы, на
свет появлялись легенды, рожденные большими тайнами маленьких
экипажей. Приходило время рассказать о том, о чем раньше лучше
было помалкивать... Есть такие истории и у меня. Среди них - эпи-
зод, когда на самолете Ан-2 во время тренировочного полета я сделал
фигуру высшего пилотажа: "мертвую петлю".


На самолет Ан-2 в принципе можно сделать так называемую "мертвую петлю", хотя это все же скорее будет крутой боевой разворот.
А чему удивляться?? На "Жеребенке" стоит АШ-62. а это то же "сердечко" что и у И-16 и И-153"Чайка".
А вообще это достаточно опасный трюк на Ан-2, особенно если опыта пилота недостаточно. При таком маневре в нижней части траектории при выводе может произойти разрушение нижних тяг крепления двигателя. Это полностью нерасчетный режим для Ан-2. Поэтому называется это воздушное хулиганство.
<if>--><!--<endif>Get Adobe Flash player<if>--><!--<endif>
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Хахол

лейтенант
лейтенант


Зарегистрирован: 09.02.2011
Сообщения: 222
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Ср Апр 03, 2013 23:08    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

В семидесятые годы слыхал, что есть смельчаки которые на Ан-2 делают мертвую петлю. Но этот трудяга совершенно не предназначен для таких выкрутасов - совершенно иная чем у И-16 и И 153"Чайка" аэродинамика
_________________
Новая Земля 1969-71г. в/ч ЮЯ 69049
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
arnoldych.69

счастливый милитарист


Зарегистрирован: 11.11.2008
Сообщения: 4716
Откуда: Мурманск

СообщениеДобавлено: Чт Апр 04, 2013 17:29    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

За то "сердечко" крепкое, не подводит. Vo!
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 658
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 12:28    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Fisch писал(а):
Валерьян писал(а):



Валерьян,если можете,описание памятника из книги выложите.


Там всего три строчки.

Описание памятника. Памятник представляет собой каменный монумент
с деревянным пропеллером от самолета.
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 658
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 13:03    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

arnoldych.69 писал(а):
За то "сердечко" крепкое, не подводит. Vo!


Зато у Ньюпора, на котором Нестеров выполнил "мертвую" петлю, вращалось
все наоборот!('Very Happy') "Гном 70 л.с. на полтонны веса самолета.


Двигатель "Гном"
Ротативные звездообразные двигатели в период развития авиации в силу ряда причин получили значительное распространение. В ротативном двигателе цилиндры вращаются вокруг оси коленчатого вала, а поршни - вокруг оси шейки кривошипа. Таким образом, в ходе работы такого мотора коленчатый вал остается неподвижен, а воздушный винт вращается вместе с цилиндрами и картером двигателя.
К достоинствам ротативных двигателей относится небольшой вес, возможность полноценного охлаждения цилиндров на малых скоростях, достижение равномерного вращения на малых оборотах без применения маховика. К недостаткам - большой расход топлива и - особенно - масла, которое при работе просто разбрызгивалось через выпускные клапаны цилиндров. Это же вызывало ставшую "притчей во языцех" "неопрятность" самолетов с ротативными двигателями. После полета вся нижняя часть фюзеляжа и крыльев таких машин была залита потеками отработанного полусгоревшего масла, которые приходилось счищать механикам. Но въевшаяся в полотно "касторка" смывалась плохо, из-за чего самолеты почти всегда "щеголяли" масляными пятнами, хорошо заметными на фотоснимках.
Кроме того, благодаря значительному гироскопическому моменту, вызванному большой массой вращающихся деталей двигателя, затруднялось управление аппаратом.
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Хахол

лейтенант
лейтенант


Зарегистрирован: 09.02.2011
Сообщения: 222
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 13:41    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

На Ньюпорах крилья были грязные, а при снятии нижних цилиндров двигателя на Ан-2 техники и механики были в масле с головы до пяток.
_________________
Новая Земля 1969-71г. в/ч ЮЯ 69049
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 658
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Сб Апр 06, 2013 10:51    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вот, интересно, каким путем Нестеров пришел к выполнению задуман-
ного.

КАК Я СОВЕРШИЛ МЕРТВУЮ ПЕТЛЮ
(Статья П. Н. Нестерова, опубликованная в "С.-Петербургской газете" от 4 и 5 сентября 1913 г.)
Прежде всего приношу вам свою благодарность за заметку в вашей газете о моем полете. Она, кажется, единственная, которая близка к истине, так как вами был выбран совершенно правильно источник для освещения события, а именно - один из моих товарищей, которые хорошо знают меня и, конечно, только они могли правильно объяснить мои побуждения.
Постараюсь теперь сам изложить вам свои побуждения и впечатления от своего полета.
Петлю свою я действительно задумал совершить очень давно для доказательства своих принципов управления аппаратом, в корне расходящихся с господствующими взглядами.
Ввиду сильных нападок и неправильных, временами прямо-таки оскорбительных для меня объяснений и сравнений, прочитанных мною в разных газетах, мне не придется в своем описании быть "скромным", как написано у вас, - мне нужно, наконец, высказаться!
Начал я свою авиационную деятельность в 1910 году, после того, как первый раз увидел полет одного из наших известных авиаторов.
Авиатор летал на фармане, делая поворот совершенно без кренов Каждый поворот аэроплана заставлял сжиматься мое сердце: я боялся, что аэроплан опрокинется в наружу кривой.
Каждый день мы можем наблюдать, как летают пти>цы, видим все их эволюции в воздухе: повороты, взлеты, спуски и т. д.
Казалось бы, летая, нужно брать пример с них - природных летунов, а что же я увидел?
Летательный прибор, управляемый рулями-плавниками (которых ни одна птица не имеет!), двигается в воздухе, как будто в нем не действуют законы инерции или центробежных сил.
С этого дня я начал серьезно изучать авиацию, вечерами по книгам, а днем - наблюдая за полетами птиц.
Прежде всего я теоретическим путем доказал себе, что поворот на аэроплане должен быть непременно с соответствующим креном, т. е. наклоном внутреннего к повороту крыла вниз, и что, как бы с другой стороны ни был велик крен аппарата, он не опасен, если угол крена соответствует крутизне поворота.
Затем я начал разбираться в принципе управления аппаратом и прежде всего задал себе вопрос: откуда заимствованы эти специфические рули?
Оказывается, это самый примитивный способ управления движением, прежде всего появившийся в культуре человека, а именно: рулями пользовались при первых средствах передвижения, т. е. на плотах, потом на лодках и пароходах... вообще на воде.
Но ведь этот способ и на воде далеко не совершенен, так как рыба пользуется более совершенным способом, а именно - изгибанием своего тела с соответствующими эволюциями хвоста, ничего общего с рулями не имеющего.
Пароходу или лодке нельзя изогнуть корпус, потому его ломают под углом, т. е. ставят руль, но если у парохода сделать киль, который мог бы изгибаться, пароход был бы в несколько раз поворотливее.
Но если этот способ на воде является еще более или менее рациональным, то в воздухе он просто не годится и может разве остаться только в применении к воздушным кораблям, т. е. управляемым аэростатам [85].
Придя к последнему заключению, я начал проектировать свой аэроплан...
Имея несчастье сделаться изобретателем без средств, я должен был обращаться за помощью в военное ведомство.
В 1912 г. я защищал свой проект и докладывал свои принципы управления аппаратом воздухоплавательному комитету. Против теории управления мне ничего не могли возразить, так как она была ясна, но я проповедывал крены, которые считались тогда опасными, и это всех привело в сомнение, возможно ли практическое применение моей теории?.. Я тогда еще не летал на аэроплане, имея только несколько удачных полетов на планерах, у которых действительно рулей нет, и управляются они только креном, но, конечно, эти полеты не могли убедить комитет, в котором присутствовали уже летающие на аэропланах.
Денег мне не дали, а походатайствовали о назначении в авиационный отдел для обучения полетам, предсказывая мне, что я переменю свои взгляды, когда научусь летать.
В июле прошлого года я начал учиться. 12 сентября вылетел самостоятельно, и хотя нет еще году, как я летаю, все же я успел за это время достаточно полетать и не только не изменил своих взглядов, но доказал рядом своих полетов правильность их на практике.
Раньше я думал, что при управлении аппаратом так, как раньше учили и как еще в некоторых школах и посейчас учат, можно все-таки скромно летать на аэродроме, но теперь, испытав разнообразные положения аппарата, в которые он может быть поставлен порывом ветра и за которым следует скольжение на хвост или крыло, - я вижу, что большинство аварий, о которых приходится читать ежедневно в газетах, происходит от неправильных маневров летчика. Но... так его учили...
У нас требуют непременно "инстинктивного" управления. Вот это-то "инстинктивное" управление и послужило причиной гибели многих товарищей и коллег по авиации.
Приведу несколько примеров. Если аппарат скользнет на крыло, то обыкновенно делают инстинктивное движение ручкой руля направления в противоположную сторону [86], результатом чего получается задирание аппарата и еще большее скольжение на крыло и на хвост. Если высота мала - тут и катастрофа.
Мною доказано, что в случаях скольжения необходимо против инстинкта повернуть аппарат в сторону скольжения, чтобы последнее перешло в планирование.
Перед препятствием нужно круто повернуть; поворот без крена невозможен; летчик "инстинктивно" побоится сделать большой крен и налетит на препятствие.
При повороте некоторые летчики не допускают даже мысли брать ручку на подъем, а у нас в роте уже почти все товарищи делают повороты рулем глубины.
Иногда приходится планировать на очень маленькую площадку, что возможно при очень крутом повороте, т. е. при большом крене, и беря на себя руль глубины. А между тем при планировании каждому "инстинктивно" кажется, что руль глубины должен быть на снижение.
И много еще разных положений можно найти, когда "инстинктивное" движение может погубить летчика.
Вот для доказательства своих взглядов я и проделывал, как некоторые называют, опасные фокусы или "трюки", как виражи с креном до 85°, пологие планирующие спуски, при которых останавливался винт на ньюпоре, заставлял аппарат скользить на крыло или на хвост [87] и выравнивал его, чтобы быть готовым ко всему, и, наконец, для окончательного доказательства, как пример поворота аэроплана одним только рулем глубины, я сделал поворот в вертикальной плоскости, т. е. мертвую петлю.
Благодаря подобным опытам мне не страшно никакое положение аппарата в воздухе, а мои товарищи теперь знают, что нужно сделать в том или ином случае.
Мертвая петля кажется только с первого взгляда страшной, но если сделать хоть приблизительный расчет, то станет ясным, что поворот в вертикальной плоскости возможен.
Свой опыт я не производил до сего времени только потому, что сначала еще не выяснил всех положений, в которых я мог бы очутиться в случае упадка духа во время исполнения; а затем я ожидал мой новый аппарат, который я мог бы по-своему урегулировать.
Получив недавно аппарат "Ньюпор" сборки завода "Дукс" и сделав на нем не более 10 часов, я решился, наконец, выполнить свою мечту.
О своем полете я никого не предупредил, хотя все знали, что я вообще собираюсь его сделать.
27 августа вечером, привязавшись предварительно ремнем (тропом) к сиденью, я поднялся на высоту 1000 метров, с которой решил планировать. Когда я последний раз посмотрел на анероид (прибор для определения высоты в виде часов), мне пришло в голову, что в случае неправильного поворота этот приборчик должен будет выпасть из кармана куртки, когда я буду лететь вверх ногами [88]. Но... я решил "рискнуть" им для большей убедительности.
Вот, собственно говоря, все, чем я рискнул, т. е. на 13 руб. 50 коп. казенным имуществом.
Было жутко только решиться, а как только я закрыл бензин, чтобы перейти на планирование, мне сразу стало легко, и я занялся своей работой.
Наклонив "Ньюпор" почти вертикально, я начал планировать [89], следя за высотой, чтобы иметь запас высоты на случай неудачи.
Примерно на 600 метрах я начал выравнивать аппарат и, когда он начал переходить горизонт [90], открыл бензин.
Мотор очень хорошо заработал, аппарат полез в небо и начал ложиться на спину.
Моя левая рука все время находилась на бензиновом кране, чтобы точнее регулировать работу мотора, хотя мне очень хотелось рукой опереться, как при спуске, о кожух. Одно мгновение мне показалось, что я слишком долго не вижу земли, но... чуть больше потянул за ручку и увидел землю. Закрыл бензин опять и, выровняв аппарат, начал планировать к ангарам. За все время этого 10-секундного полета я чувствовал себя так же, как и при горизонтальном повороте с креном градусов в 70-80, т. е. ощущал телом поворот аэроплана, как, например, лежа в поезде, чувствуешь телом поворот вагона.
Я очень малокровный: стоит мне немного поработать согнувшись в кабинке "Ньюпора", и в результате от прилива крови сильное головокружение. Здесь же я сидел несколько мгновений вниз головой и прилива крови к голове не чувствовал, стремления отделиться от сиденья тоже не было и ноги давили на педали. Мой анероид не выпал из кармана куртки, и инструменты в открытых ящиках остались на своих местах [91]. Бензин и масло также удерживались центробежной силой на дне бака, т. е. вверху, и нормально подавались в мотор, который великолепно работал всю верхнюю половину петли.
В общем все это доказывает, что аэроплан сделал обыкновенный поворот, только в вертикальной плоскости, так как все время существовало динамическое равновесие.
С этим только поворотом воздух является побежденным человеком. По какой-то ошибке человек позабыл, что в воздухе везде опора, и давно ему пора отделаться определять направление по отношению к земле [92].
Когда я закончил свою петлю и уже планировал к ангарам, мне пришла мысль: а вдруг мою петлю никто не заметил, и даже хотел было повторить ее немедленно, но увидев у ангаров сбегающуюся толпу, я понял, что мой полет видели.
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Хахол

лейтенант
лейтенант


Зарегистрирован: 09.02.2011
Сообщения: 222
Откуда: Киев

СообщениеДобавлено: Сб Апр 06, 2013 15:42    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Валерьян спасибо, очень интересно!
_________________
Новая Земля 1969-71г. в/ч ЮЯ 69049
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1414
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Апр 07, 2013 21:39    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вот в этой книге много интересного о Нестерове и других первопроходцах

http://militera.lib.ru/memo/russian/sb_piloty_ego_velichestva/index.html
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 658
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Пн Апр 08, 2013 15:55    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой



1915 год. Опыта стрельбы по летающим самолетам не было, приспоса-
бливали для стрельбы пулемет "Максим", наземные пушки.

Тренажор для стрельбы из авиационного пулемета.
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Вениамин Попов

лейтенант
лейтенант


Зарегистрирован: 17.03.2011
Сообщения: 249
Откуда: Россия Северо-западный ФО г Вологда

СообщениеДобавлено: Чт Апр 11, 2013 07:14    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Раритетное фото! Только задуматься - прошлый век. Время летит неумолимо и нет такой силы ,которая смогла бы остановить этот процесс.
_________________
406 зенитный ракетный полк ПВО. в/ч юя-03308"в" 2 ЗРДН Мыс Морозова 1970-72 г.
Есть на Новой Земле ...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
arnoldych.69

счастливый милитарист


Зарегистрирован: 11.11.2008
Сообщения: 4716
Откуда: Мурманск

СообщениеДобавлено: Чт Апр 11, 2013 21:07    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вениамин Попов писал(а):
Время летит неумолимо и нет такой силы ,которая смогла бы остановить этот процесс.

Есть!!! Еще как есть!!! И эту силу во времена нашей срочной службы испытывали именно на полигоне Новая Земля.
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Вениамин Попов

лейтенант
лейтенант


Зарегистрирован: 17.03.2011
Сообщения: 249
Откуда: Россия Северо-западный ФО г Вологда

СообщениеДобавлено: Вс Апр 14, 2013 11:17    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

arnoldych.69 писал(а):
Есть!!!Еще как есть!!!


arnoldych. конечно я имел в виду более глобальный масштаб, наша планета - песчинка во вселенной и если по каким то причинам через миллиарды лет она исчезнет, ничего не изменится .Часы были придуманы для того ,чтобы измерять время,а остановить его невозможно-это аксиома!
_________________
406 зенитный ракетный полк ПВО. в/ч юя-03308"в" 2 ЗРДН Мыс Морозова 1970-72 г.
Есть на Новой Земле ...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 658
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Пт Апр 26, 2013 11:30    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

В преддверии праздника 9 мая надпоминание о суровых годах
войны. Событие происходило в 1942 году в Белушьей.


Приказано: все забыть!
(По страницам одного дневника)
Известно, что Арктика умеет хранить свои тайны, но в истории, которую поведал мне бывший полярник Василий Евграфович Шуин, нравы Арктики, ни при чем. Туман здесь был явно рукотворного происхождения...
Речь идет о скоротечном поединке сугубо гражданского человека с немецким бомбардировщиком «Хейнкель-111», закончившемся не в пользу фашистских асов, и последующем замалчивании этого события, чему, как увидим, были свои причины.
Война застала моего собеседника на Новой Земле, в Белушьей, где он был начальником радиостанции. О ее начале полярники узнали по радио. В их жизни на первых порах мало что изменилось, разве что к работе своей все стали относиться строже, ответственнее. Каждый делал свое дело, и зашифрованная информация о погоде и ледовой обстановке уходила в эфир в точно установленное время.
Прошло лето, началась длинная полярная ночь, но вот закончилась и она. Люди радовались солнцу, однако не оставляла их и тревога. По всему чувствовалось, что война придет и на Новую Землю. Во второй половине мая над Бёлушьей появился первый вражеский разведчик «Юнкерс-88». Подобные визиты стали повторяться почти ежедневно, и Шуин постоянно сообщал о них в Амдерму.
О том, что было дальше, свидетельствуют дневниковые записи, сделанные тогда Василием Евграфовичем. Они, к счастью, сохранились и позволяют в деталях восстановить всю цепь событий. Итак...
4 июля 1942 года. Как только бухта очистилась ото льда, у нас стал постоянно базироваться гидросамолет воздушной разведки Западного сектора Арктики под командованием пилота Попова. 3 июля экипаж вылетел в очередную авиаразведку. Я обеспечиваю с ним радиосвязь.
После выполнения намеченной программы радист самолета сообщил, что через 15.20 минут они будут на базе. Снял наушники и тут же услышал гул авиационных моторов. Вижу, с востока на небольшой высоте приближается четырехмоторный самолет с красными звездами на плоскостях. Очевидно, сухопутный бомбардировщик.
Пролетев над бухтой, он резко изменил курс и ушел в южном направлении навстречу возвращающемуся гидросамолету Попова. Но нашего разведчика мы так и не дождались. Оказалось, что пилоты бомбардировщика по ошибке приняли его за немецкий и сбили над водой. Экипаж гидросамолета погиб.
7 июля. Прилетел начальник Особого отряда полярной авиации Мазурук Илья Павлович для разбора произошедшей трагедии. Он вручил мне крупнокалиберный зенитный пулемет «Льюис» с несколькими комплектами боевых патронов. Стрелок-радист показал, как обращаться с оружием, и помог оборудовать пулеметное гнездо в восьми метрах от входа в радиостанцию. Вокруг выложили невысокую стенку из камней. Провели несколько тренировочных стрельб.
10 июля. Доходят отрывочные сведения о гибели пароходов, торпедированных немецкими подлодками. В бухте стали появляться шлюпки и вельботы со спасшимися моряками. Многие из них в тяжелом состоянии. Гидрографическое судно «Мурманец» обследует побережье, подбирая потерпевших кораблекрушение.
16 июля. В 12 часов дня в бухте совершил посадку военный гидросамолет «Каталина». Экипаж имел задание долететь до Русской Гавани и снять там каких-то важных специалистов с торпедированного немцами судна. Летчики поставили самолет на якоря у самого берега, а сами пошли отдыхать в школу-интернат, которая теперь выполняла роль гостиницы.
17 июля. Утро этого дня застало меня в пути. Вместе с уполномоченным Новоземельской торговой конторы мы решили поохотиться на гусей на одном из озер. Только добрались на катере до устья ручья, вытекающего из этого озера, как услышали отдаленный звук моторов самолета. По завывающему характерному их гулу определили: «Юнкерс-88». А затем и увидели его над гребнем горного хребта. Машинально взглянул на часы . 3.30.
Самолет как бы скатился с горы и на малой высоте прошел над поселком, пересек бухту, круто развернулся в сторону гидросамолета и прошил его пулеметной очередью. Описав круг, пошел на второй заход и расстрелял «Каталину» теперь уже почти в упор. Однако та не взорвалась и не загорелась. Решив, по-видимому, что это макет, пилот «Юнкерса» прекратил атаки.
Вернувшись в поселок, обнаруживаем у гидросамолета весь его экипаж. К счастью, серьезных повреждений, кроме пробитого маслопровода, не оказалось, и самолет около полудня смог вылететь на задание. Перед самым его отлетом в бухте, в ста метрах от берега, бросил якорь пароход «Рошаль». Он должен взять добравшихся до Новой Земли моряков с аварийных судов конвоя PQ-17.
Ближе к вечеру над западным берегом бухты появился «Хейнкель-111». Используя рельеф местности, он словно подкрадывался к поселку, а затем взял курс на пароход, приближаясь к нему на высоте 50.60 метров. Однако огня с «Рошаля» по какой-то причинение не открывали.
Я с самого начала был у своего «Льюиса» в ожидании удобного момента для стрельбы. Этот момент настал, когда самолет вышел в атаку на судно. Страха не было, была злость за все предыдущие унижения. В мозгу вертелось: «Сейчас им врежу, наглецам, прямо в морду!» «Хейнкель» все ближе, но гашетку нажал, только когда до него оставалось 200.250 метров и я отчетливо увидел носового стрелка под прозрачным колпаком. Вижу, как трассирующая дорожка вонзилась в корпус самолета, как исчезла голова стрелка, а ствол пулемета уставился в небо.
Немедленно перенес огонь на левый мотор. Над ним как бы вспыхнули два облачка, и раздались посторонние хлопки. «Хейнкель» качнулся на левое крыло, а затем резко на правое, открыв мне обзор второго мотора. Но одновременно открылось и гнездо хвостового стрелка. Я все-таки успел сделать короткую очередь по правому мотору, и в этот же момент стрелок открыл по мне прицельный огонь. Но так как самолет резко накренился, чтобы выполнить крутой правый поворот, вся очередь, предназначенная мне, попала в стенку каменного ограждения. Другая очередь прошла над моей головой, прошила агрегатную, аппаратную и жилую комнату радиостанции.
Создалось впечатление, что после серии хлопков, характерных при работе двигателей с перебоями, «Хейнкель» шел на одном из них. На очень малой высоте он пересек Междушарский пролив и скрылся за невысокими сопками одноименного острова. Гул мотора вдруг резко оборвался. У всех наблюдавших этот поединок сложилось мнение, что самолет совершил аварийную посадку.
Из боя я вышел с минимальными потерями. Правда, получил легкое ранение . одна из пуль попала в штакетник, и кусок его сантиметров 15 длиной попал мне в левую скулу и надбровную дугу. Досталось и глазу. На некоторое время я потерял сознание. Глаз заплыл, а лицо превратилось в сплошной синяк. В самой радиостанции возник пожар, но моя жена, находившаяся там, не растерялась и сбила огонь одеялом.
Придя в себя, я с большим трудом зашифровал радиограмму о бое с немецким самолетом и вынужденной его посадке на острове Междушарский и передал в Амдерму.
20 июля. Утром 18-го над Междушарским появился «Юнкерс-88» и долго кружил над предполагаемым местом посадки «Хейнкеля». Прилетал он туда и в два последующих дня. На третьи сутки после боя, часа в три утра, жители поселка были разбужены форсированным ревом авиационных моторов, доносившимся со стороны острова. Это продолжалось минут 15, затем наступила тишина. По-видимому, самолет пытался взлететь, но оттаявшая почва тундры не позволила ему оторваться от земли.
21 июля. В Белушыо прилетел И.П. Мазурук. Он прошел над указанным мною местом вынужденной посадки «Хейнкеля», но ничего не обнаружил. Летчики решили, что самолет улетел и прекратили поиски, хотя мы уверяли, что этого не могло быть, поскольку рев моторов оборвался внезапно и удаляющегося их гула никто не слышал.
28 июля. Получили сообщение о нападении немецкой подводной лодки на полярную станцию Малые Кармакулы. Артиллерийским огнем подводники уничтожили два гидросамолета, стоящие у берега, и несколько построек.
В Белушьей организуется военная база. Один за другим приходят пароходы со спецгрузами. Прибыло военное командование во главе с капитаном второго ранга Диановым. Здесь сейчас постоянно базируются три гидросамолета. Они ежедневно вылетают на разведку.
Август. Над Белушьей немецкие самолеты больше не появляются, но, прослушивая эфир, я часто слышал работу неизвестной радиостанции и полагал, что это дает о себе знать аварийный «Хейнкель». Докладывал об этом в Амдерму и командованию базы, но никто серьезного значения моим словам не придал.
Сентябрь. Мою радиостанцию закрыли во второй половине месяца. Военные взяли связь в свои руки и установили более мощную аппаратуру. Мне предложили работать в качестве вольнонаемного.
Октябрь. В начале месяца резко похолодало. Из Нарьян-Мара предупредили, что если гидросамолеты немедленно не вылетят, там их принять уже не смогут, так как на воде появилась шуга. Моторы двух самолетов запустились сразу, мотор же третьего никак не заводился. Командир группы старший лейтенант С. В. Сокол приказывает следовать на материк без него. Сам он взлетел через два часа.
Погода менялась к лучшему, и, набрав высоту, пилот увидел совершенно очистившийся от тумана северо-восточный конец ост¬рова Междушарский, куда он и направил машину. Внизу, на земле, вырисовывались очертания какого-то самолета. Чтобы убедиться, что это не мираж, Сокол заходит со стороны солнца, и перед экипажем воочию предстает тот самый «Хейнкель».
От самолета к невысокому холмику побежали несколько человек, ожидая обстрела из пулеметов. Но едва МБР выполнил свой маневр к атаке, на него, как коршун, свалился сверху «Юнкерс». Силы были слишком неравны. Пилот гидросамолета почти машинально бросает его в сохранившуюся над проливом пелену тумана и прижавшись к воде, почти вслепую возвращается в Белушью.
На этот раз доклад возымел действие. Было высказано предложение, что самолет готовится к взлету и его надо немедленно обстрелять. Но командир базы принял другое решение: высадить ночью десант, захватить самолет и экипаж.
Операция была осуществлена. К рассвету десант подошел к намеченному пункту, но обнаружил там только бочки из-под горючего, детали мотора, небольшую землянку, кучи пустых консервных банок, маскировочные сети, вдавленную в землю рацию и колеи от самолетных колес.
А еще перед заходом солнца «Хейнкель» сидел на месте . это видел тот же старший лейтенант Сокол, совершивший осторожную, чтобы не спугнуть немецких пилотов, разведку.
На всю операцию был наложен гриф «Секретно», и вести какие-либо разговоры о ней было запрещено.
ПОСЛЕСЛОВИЕ. Проведя в Белушьей еще одну зимовку, В.Е. Шуин был направлен на остров Вайгач для организации пункта наблюдения и связи на полярой станции - Болванский Нос. День Победы встретил на Юшаре, где в марте 1944 года сменил начальника полярной станции, пройдя весь остров с севера на юг на собачьих упряжках.
Мужества и выдержки ему было не занимать. В этом многие убедились в тот памятный июльский день, когда он, спасая других, принял весь огонь фашистского стервятника на себя. А что не был официально отмечен, то мало ли подобных случаев было на той войне. Да и кто бы стал писать рекомендацию на него после такого провала командования. Это означало просто высечь самих себя. А всем о подвиге было приказано забыть.
И последний штрих к портрету нашего героя. Уже в зрелом возрасте, имея большую семью, Василий Евграфович закончил среднюю школу, институт и аспирантуру, успешно защитил диссертацию, стал кандидатом технических наук, а затем длительное время заведовал кафедрой АЛТИ. (перепечатано из газеты «Правда Севера» от 8 мая 1995 г., статья Юрия Абрамова.

Там возникают вопросы, например: почему не было огня по самолету
с "Рошаля", где была радиостанция и т.д. Поясню позднее.
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 658
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Сб Апр 27, 2013 11:12    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

... Октябрь. В начале месяца резко похолодало. Из Нарьян-Мара предупредили, что если гидросамолеты немедленно не вылетят, там их принять уже не смогут.... Так было в 1942 году.

В 1944 году точно так-же телеграммой сообщили из Н-Мара, что Печора
замерзает, но это было в конце октября. Гидросамолеты вылетели из
Белушьей в Нарьян-Мар и далее...


Версия гибели экипажа гидросамолета «Каталины»,
(по рассказам очевидцев)
Была осень 1944 года.
Гидросамолеты «Каталина», возвращались с авиабазы о. Новая Земля, после продолжительных патрулирований акваторий Баренцевого и Карских морей, проводки караванов судов и выслеживания немецких подводных лодок. Самолеты летели через город Нарьян-Мар, где делали заправку, мелкий ремонт, техническое обслуживание самолетов. В Нарьян-Маре в сороковые годы было подразделение Беломорской военной флотилии: 16 аэродромный транспортный отряд 3 авиационной группы (полевая почта 26871) - которая базировалась на территории Нарьян-Марского морского порта. Здесь же была небольшая гостиница для ночевок и отдыха экипажей.
Река Печора, в устье которой самолет-лодка «Каталина» производила посадку, покрывалась льдом. Для того чтобы вырваться из этого ледяного плена, произвести взлет, нужно было с помощью буксира-ледокола пробить во льду канал, вывести самолет на чистую воду, откуда он мог взлететь.
Летчики 1 авиа эскадрильи 44-го смешанного авиаполка ВВС Беломорской военной флотилии улетали из Нарьян-Мара попарно. Последними покидали Арктику экипажи капитана Сокола и лейтенанта Ветрова. Сокол, как старший по должности и званию, утверждал, что надо лететь на Архангельск по береговой черте. Это лучший вариант маршрута. В случае необходимости можно сесть в море, на воду. Но и Ветров не новичок в Арктике. В полк он был откомандирован из полярной авиации, в которой пролетал около трех лет. До этого проходил службу летчиком в 68-м отдельном разведывательном авиаотряде Амурской флотилии. Позже, работал пилотом и начальником группы гражданской авиации в Хабаровске, Актюбинске, Красноярске.
При обсуждении перелета молчаливо соглашался с Соколом, но в мыслях, в голове держал свой прямой, короткий маршрут Нарьян-Мар – озеро Холмовское, который сокращал время перелета.
Ранним утром 29 октября Ветров взлетел первым. Он полетел своим коротким путем. Туман серой ватой облепил самолет со всех сторон, замел влагой передние стекла кабины, спрятал крылья так глубоко, что они виднелись только до моторов, остальная часть пропала, будто была обрезана. Воздушные винты прямо сверлили туман-вату, исступленно молотили лопастями, а он становился все плотнее, все теснее обволакивал кабину, мотор, крылья. Казалось, нет такой силы, которая могла бы одолеть, разорвать его мягкие путы.
В составе экипажа 7 человек: командир экипажа – Ветров Иван Иванович, второй летчик – Дорофеев Владимир Федорович, штурман – Сорокин Алексей Иванович, второй штурман Гапонов Николай Иосифович, радист Дубошин Николай Степанович, воздушный стрелок – Мелехин Василий Прокопьевич и бортмеханик – Федоровых Михаил Васильевич.
Командир экипажа гидросамолета «Каталина», № 02806 «ПБН-1», лейтенант Ветров, старался не замечать тумана, не глядел на него. Одетый в меховой кожаный реглан, перехваченный на груди лямками парашюта, привычно сидел в своем пилотском кресле, положив руку на подлокотник, спокойно удерживал рог штурвала, только иногда пошевеливая им, когда планка авиагоризонта на приборе отклонялась от силуэта самолета. Ветров пилотировал самолет почти автоматически.
Внутренне он был насторожен, и все его внимание было сосредоточено сейчас на приборной доске. Изменилось положение стрелок на приборах, появились в гуле моторов незнакомые нотки. Туман, туман. Он главный враг летчиков. Ветров снижается до ста метров. Летит в слепую десять, двадцать минут. У земли туман еще плотнее. Когда радист сообщил Ветрову радиограмму, полученную от земли, в которой говорилось, что район перелета закрыт туманом, Ветров усомнился и решил удостовериться сам. Влез в туман, и теперь крутясь в нем, осмысливал происходящее.
По расчетному времени они были в острогах Тиманского кряжа. Летчик понял, что они попали в каменный мешок. Он завалил «Каталину» на левое крыло, с небольшим креном идя по спирали, стал набирать высоту. Натужно ревели моторы, винты молотили туман. Плотность его не уменьшалась. Стрелка высотомера медленно скользила по шкале прибора, показывая 100 – 150 – 200… метров. Наконец Ветрову стало видно, как из-за моторов постепенно, будто проявляясь на фотобумаге, показались поплавки, крылья, потом оконечности консолей, как под самолетом потемнело, и в рваных хлопьях тумана быстро и неотвратимо на них надвигалась земля.
«Каталина» зацепила днищем за вершину сопки. Страшной силы удар в считанные секунды разрушил самолет, выбросив из кабины бортмеханика Федоровых Михаила. Столкнувшись с землей, самолет стал бороздить ее и разваливаться на части. При ударе летчиков всех выбросило, а самолет загорелся. Стали взрываться и стрелять в разнобой патроны. Бортмеханик, катался по снегу, сбивая с себя огонь. Вокруг слышались стоны и возгласы других летчиков. Видимо от ушиба головы и шока, он потерял сознание.
Туман стал слабее, но еще не прошел совсем. Федоровых бродил, бродил и заблудился. Кое-как нашел обратную дорогу к самолету. Услышал стон лежащего на снегу, стрелка-радиста, оказывается, тот еще был жив. Прошло около двух часов с момента аварии. Михаил оттащил летчика от догорающей машины. Умирающий летчик сказал, ему: «Пристрели меня, мне все равно не выжить…» Но Михаил отказался это делать, он только постоянно повторял: «Василий, потерпи, сейчас все будет хорошо, мы выживем, ты только потерпи!», и сам потерял сознание.
Федоровых очнулся от пронизывающего холода и еще долго лежал, соображая, где он и что с ним произошло. Василий – умер. Ныло тело, было трудно дышать, а в голове стоял такой шум и звон, что он не мог собраться с мыслями. Отдышавшись и собравшись с силами, решил попробовать изменить положение своего тела. Сначала пошевелил ногами, перевернулся на бок. Не ощутив сильной боли, попробовал встать с большим усилием. Голова закружилась, но он устоял на ногах. Попытался сделать несколько шагов. Сильное головокружение и слабость заставили его сесть на сырую землю. Он лег на спину, закрыл глаза, и снова погрузился в беспамятство. Сколько он пробыл в этом состоянии, установить потом не мог. Когда снова пришел в себя, по прежнему болела голова, тошнило и бил сильный озноб.
Серый вязкий туман низко висел над ним. Вдруг голову Михаила пронзила тревожная мысль: где командир экипажа Ветров, где Дорофеев – второй пилот? Он встал, огляделся. Но в наступающих сумерках ничего разглядеть было невозможно. Прислушался: нигде не звука, тихо. Он позвал товарищей. Никто не отозвался на его негромкий голос. Тогда он закричал. Ответа не было. Тихо и темно. Ему стало жутко от этой загробной, пугающей тишины. – Что можно было сделать в наступавшей темноте? Федоровых сел, решив дождаться рассвета. Хотелось, есть и спать. Он обшарил карманы брюк и меховой куртки, но кроме перочинного ножа ничего не было. Время от времени на него надвигалось что-то легкое, темное, неотвратимое, которое со страшной силой опрокидывало его в темноту, и он впадал в беспамятство. Потом медленно приходил в себя. Михаил ждал рассвета, который наступал медленно.
Наступавший рассвет не облегчил отчаянного положения Федоровых. Теперь его глаза увидели то, что скрывалось за пеленой ночи. Во все стороны, на все обозримое пространство, простиралась вершина сопки, голая, однообразная, без деревьев и кустарника. По всей округе валялись исковерканные обломки разбившейся «Каталины». В 30 метрах от самолета лежали мотор и крылья. Дальше бесформенной грудой металла темнел разорванный фюзеляж. Еще дальше хвостовая часть. Михаил направился к груде металла, еще недавно бывшей самолетом, и остановился, как вкопанный, увидев изуродованные тела товарищей. Ужасная, душевная мука отодвинула собственную боль. Так неожиданно оборвалась жизнь этих молодых замечательных парней. Сдавило горло, на глазах навернулись слезы: - Иван, Иван! Командир? Как же, как же это? – мысленно обратился Федоровых к пилоту Ветрову. Но безмолвна тундра. Потрясенный пережитой катастрофой он бессмысленно и бездумно смотрел на изорванные и изуродованные тела друзей.
Жестокий холод сковал руки и ноги, все больное, разбитое тело ныло и дрожало. Хотелось есть. Федоровых вспомнил, что на самолете был бортовой паек, неприкосновенный запас на случай вынужденной посадки. Где он? Тяжело ступая, медленно стал обходить место катастрофы в поисках пайка. Ему повезло. Подняв обломок дюраля, увидел в выемке земли банку сгущенного молока. Несказанно обрадовался, и тут же проткнул ее перочинным ножом. Голод удалось утолить. Кроме сгущенки, было немного печенья и несколько плиток шоколада, их он убрал в карман, про запас. Но сознание настойчиво и неотступно сверлила единственная мысль, что делать дальше? Логика подсказывала, что, пока есть силы надо немедленно уходить от этого страшного места. Но куда? Карты нет, компаса нет, солнца не видно. Вспомнил – у штурмана была карта, на которой проложен маршрут полета. Надо искать.
С большим трудом, превозмогая боль в теле, ходил от одной груды исковерканного металла к другой. Но поиск не приносил успеха. Слишком большой радиус разброса. Федоровых быстро уставал, делая передышки, и снова продолжал поиск. Низкие, тяжелые облака неспешно тянулись, из которых временами сыпался дождь. Только сейчас Михаил ощутил, что мокнет голова и руки. Он был в каком-то оцепенении, думая о том, как защитить себя от холода. На голове не было ни шлема, ни шапки, ни рукавиц – на руках. Но осенила догадка. На нем были меховые унты из собачьих шкурок и двое носков, простые и шерстяные. Он снял шерстяной носок и примерил на руку. На голову примерил голенище унтов. Подходит. Отрезал часть голенища. Не прикрытой осталась только макушка, но зато уши и шея глубоко погрузились в теплоту собачьего меха. Стало теплее.
С большим трудом он встал и, пошатываясь, двинулся в путь. Он сделал шаг. Еще шаг. А впереди неизвестность и запорошенная снегом тундра. Глядя на хмурое, свинцовое небо, нельзя было даже предположительно определить, где солнце, и есть ли оно вообще. Федоровых прислушивался к шелесту сухой травы, к посвисту низовой поземки, пытаясь услышать хотя бы отдаленный звук летящего самолета. Но среди окружающих его звуков и шумов он улавливал только свое собственное дыхание, тяжелое, сиплое, прерывистое. Вечерние сумерки заволакивали и погружались в черное покрывало окружающую местность. Вот и первое пристанище, и первая бессонная ночь. Сколько таких ночей ожидает Федоровых впереди? Все тело подрагивало, болели ушибы. Даже утренний, свежий воздух, насыщенный запахами осенних трав, не успокаивал.
Влаги в тундре больше, чем бы хотелось. Вода выступала на каждом шагу. Перед тем, как устроиться на очередной ночлег Михаил долго осматривал местность вокруг себя, присматривая место повыше и посуше. Вот уже третьи сутки он блуждает по приполярной тундре. Все это время он старался придерживаться одного направления. Еще из школьной географии он знал, что почти все поселения людей располагаются по берегам рек, поэтому он шел, надеясь на то, что когда-нибудь он все равно выйдет к людям. Солнца и звезд по-прежнему за все эти дни и ночи не видел. Он не мог спать из-за сильного холода, но вставал в ознобе, его колотило. Собрав все свои силы, чтобы не замерзнуть, превозмогая боль и усталость, продолжал свой путь. Но с каждым днем силы убывали, и передвигаться становилось все труднее и труднее.
Но странное дело, однажды Михаил почувствовал еще большее желание, неутомимую жажду движения. Унылый день клонился к концу. Надвигались вечерние сумерки. И ветер откуда-то взялся, леденящий, порывистый, и некуда от него было деться. Предстояла очередная, десятая, ничего хорошего не сулящая ночь. Михаил достал из внутреннего кармана морского кителя тоненький, не толще карандаша, прутик и трясущимися руками, с помощью перочинного ножа, сделал очередную насечку.
В эту ночь ему приснился сон. Будто бы он дома. Как всегда, по утрам, топиться русская печь. Около нее деловито хлопочет мать. По избе плывет ароматный запах. Мать снимает со сковороды блины и складывает стопочкой на стоящую на столе большую тарелку. От блинного духа даже перехватило дыхание. Михаил закашлялся и проснулся. Кружилась голова, тошнило. Окинул вокруг мутным, блуждающим взглядом. Ни дома, ни русской печки, ни матери. Кругом была заснеженная, холодная, безмолвная тундра.
Начинало светать. Надо было продолжать бесконечный свой путь. Не столько хотелось есть, сколько полежать и не двигаться. А еще лучше поспать в тепле на чистой и мягкой постели. Последние дни он не мог передвигаться без посоха, которым служила ему сучковатая осиновая палка. Опираясь на нее, он немного постоял, удерживаясь, и пошел, припадая то на одну, то на другую ногу. Федоровых шел по курсу, известному только ему. Через несколько дней набрел на маленький, незамерзший ручеек. С тех пор он шел вдоль берега, стараясь не потерять его из виду. Теперь он твердо знал, что этот ручеек все равно приведет к реке. По берегам ручья попадали заросли шиповника, с не опавшими, спелыми, прихваченными морозом плодами. Он подолгу задерживался около них, поедая сладкие плоды. Попадалась на кочках клюква и морошка, они были студенистые, красные. Так продолжалось тяжелое противоборство голоду, усталости. А ручей ширился и ширил свои берега, Михаил после каждого поворота пристально вглядывался и ждал. Вот-вот появится шум оленевода, или нанесет запах дыма.
Семнадцатое утро, как и все предыдущие, было пасмурным и пугающе тихим. Но вот до обостренного слуха Федоровых донеслись человеческие голоса. Он насторожился и замер. Не померещилось ли? Это были детские голоса, и они долетали с противоположного берега ручья. Донесся и лай собаки. Михаил приблизился к берегу. Это был уже не ручей, а целая река Сойма. Только-только встали реки, еще кое-где, были полыньи. Он уже почти полз.
От Коткино до р. Сойма, где обычно рыбаки ставили ловушки из жердей с сетями, было три километра. Жерди обычно были шестиметровой длины. Так вот он дошел до этого места, а на реке была полынья. Он достал эти жерди, уложил их и по ним переполз через полынью. Собака первая учуяла незнакомый запах и с громким лаем бросилась к месту, где упал человек. Она бегала, облаивая незнакомца. На лай собаки прибежали ребятишки. Ребята увидели у озера Черное, впадающего в реку Сула - человека, лежащего на снегу, в военной форме с оружием на портупее и немного испугались. Он им крикнул: «Не бойтесь ребята, я свой! Помогите мне!». И даже выбросил на снег наган, но от сильной усталости снова потерял сознание. Одним из ребятишек, в то время был: Коткин Павел Гаврилович. Ему и другим ребятам, было тогда по 9-10 лет. Ребята сбегали за взрослыми и сообщили об этом председателю колхоза Елизарову Ивану Алексеевичу.
Трое мужчин взяли ружья, запрягли две пары оленьих упряжек и поехали на берег. Федоровых лежал на берегу и не мог оказать никому никакого сопротивления. От долгого пребывания на ветру, на холоде, лицо его задубело, стало темно-коричневым, обросшим. Глаза покраснели и постоянно слезились. На него было страшно смотреть. Мужики, долго не раздумывая, повезли его в чум. В чуме было тепло. Топилась печка. В котле булькало – варилась оленина. Раздевая «находку», они увидели на кителе погоны с двумя звездочками, достали из кармана документы, удостоверяющие личность. Сомнения отпали.
Федоровых долго растирали, массажировали, приводя в чувство. Поили теплым мясным отваром из оленины. Завернули в оленьи шкуры. Спал он долго. Хозяин чума за это время съездил на большое стойбище в поселок Коткино, где был фельдшерский пункт, привез фельдшера. Фельдшер, женщина лет 30, внимательно осмотрела его, прослушала и вынесла вердикт: «Немедленно переправить в фельдшерский пункт, там есть медикаменты и условия для лечения».
Председатель сразу дал, лошадь и летчика привезли в поселок, в дом Каневой Евдокии Васильевны. Ранен он не был, только обгорели руки (покрыты коростами) и был сильно обмороженный. В этом доме жила вдова Шумовская Раиса Павловна. А во второй половине дома был медицинский пункт. Лечила летчика медсестра Гусева Екатерина Александровна. Рая также помогала в лечении летчика, она смазывала ему руки гусиным жиром. Иван Иванович Коткин (Справка: позже стал мужем Шумовской Р., ныне покойной) пришел с фронта весной 1942 года и частенько приходил к Рае, а заодно и навещал спасшегося летчика. Они часто общались. Говорят, что когда летчик пришел в Коткино, люди говорили, что он родился в рубашке. За несколько дней, до его прихода в тундре в окрестностях Коткина, был обнаружен мужчина, загрызенный волками.
Пока Михаил лечился в Коткино к нему приезжали и допрашивали из НКВД с города. У одного из следователей была фамилия Грецов. Затем ездили раза три в тундру с оленеводами и его брали с собой, но он так и не смог им показать место гибели самолета и экипажа, не смог вспомнить. Разбившийся самолет искали на По-2 и на Як-12. Но все, безрезультатно.
После двухнедельного пребывания в фельдшерском пункте, когда летчик окреп, за ним приехал конвой – пять человек, военных моряков, из Нарьян-Мара. Среди них был некто Рудман, еврей по национальности. Он жил в Нарьян-Маре, ходил в Культпросветшколу, играть на скрипке. Там директором был Змывалов Николай Никитич. Рудман, позже скажет Коткину И.И., что Федоровых, после реввоентребунала, расстреляют.
На прощанье связала ему Рая Шумовская шерстяные носки. И его увезли в Нарьян-Мар. Ехали они на лошадях до поселка Великовисочное. Там ему сделали перевязку, и немного подлечили. Лечила его Смирнова Ольга Александровна – она в то время была зубным врачем. Из Великовисочного с почтовым обозом направились в Пылемец. Вез его с конвоем почтальон из с. Великовисочного - Дитятьев Алексей Семенович. Там была небольшая остановка и конечным пунктом была морская часть Нарьян-Мара.
Когда его привезли в Нарьян-Мар, в военно-морской госпиталь, у него были забинтованы по локоть обе руки. Георгий Петровский служивший в морской охране, организовывал встречу спасшегося летчика со своими знакомыми в кругу семьи. Для того чтобы узнать историю гибели гидросамолета «Каталины».
Оттуда полетели в эфир радиограммы, оповещая командование флота: «Нашелся оставшийся в живых бортмеханик Федоровых, из экипажа Ветрова. Находится в госпитале». Как только улучшилась погода, за летчиком вылетел самолет, и доставил Михаила Федоровых в Архангельск. Снова госпиталь и длительное лечение. Через полтора месяца он был выписан из госпиталя. Заключение медицинской комиссии было суровым и не подлежало переосвидетельствованию: «К летной работе не годен». Так закончилась летная карьера техника – лейтенанта Федоровых Михаила Васильевича.
В начале 1945 года, Рая Шумовская получила от него письмо, в котором он писал, что находится в Сочи на лечении. Второе письмо он написал с Москвы, видел парад Победы 1945 года. Это все, больше от него писем не было.
Позже, говорят, в район сопки Лодка, ходила поисковая экспедиция, которая якобы обнаружила там летчиков с пулевыми ранениями. После этого летчика, снова допрашивали и по решению ревтрибунала, его расстреляли. Якобы, их убил спасшийся летчик, из-за сухого пайка, чтобы самому остаться живым.
По другой версии говорят, что он остался жив и что в начале 50-х годов его видели в Нарьян-Маре на почте, он приходил туда и кому-то подавал телеграмму, но кому, и с какого адреса, не помнят. Кроме того, говорят, что он заходил к Овдиной Екатерине Николаевне и сообщил ей о гибели экипажа и гибели ее гражданского мужа, от которого у нее родилась дочь Надежда.

"Полярная почта"
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 13, 14, 15  След.
Страница 14 из 15

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах






Powered by phpBB © 2001 - 2011 phpBB Group
Русская поддержка phpBB


Яндекс.Метрика

Rambler's Top100 Каталог webplus.info 200stran.ru

©   Автор логотипа форума - Нина Кузьмина