Список форумов Новая Земля

Новая Земля
форум о её людях, природе, истории
 

РегистрацияРегистрация    ПрофильПрофиль  ПользователиПользователи  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения  ВходВход

Авиационные происшествия и курьезы
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 13, 14, 15
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 664
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Сб Апр 27, 2013 11:27    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Пропустил важное, извините. В конце статьи...

Выписка из архива: «В дальнейшем проходил службу на Черноморском флоте в 30-м, 40-м авиаполках, 36-й авиамастерской ВВС (1945-1947). В марте 1947 года уволен в запас в Советский РВК.»
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Апр 28, 2013 22:44    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

«Погода была мало благоприятной для полета. Острова архипелага Франца-Иосифа едва-едва различались. Самолеты шли под облаками, за облаками, между облаков. Во второй половине пути, летя над Баренцевым морем, тогда свободным ото льда, мы увидели северное побережье Новой Земли. Радио из Амдермы сообщало: «Погода плохая, туман, снегопад, видимость 550 метров». То же было и на Маточкином Шаре и в заливе Благополучия. Все восточное побережье Новой Земли охватил большой циклон, лететь туда было опасно. Решили свернуть к мысу Желания. На середине Баренцева моря повернули, пошли прямым курсом и опустились на знакомую, правда плохую, посадочную площадку мыса Желания.

Через два дня, выждав погоду, мы собрались вылететь в Амдерму. Все было готово: моторы прогреты, корабли в порядке, люди на месте. Наш флагманский корабль после пробы моторов начал рулить к месту старта, но в этот момент под самолетом раздался оглушительный взрыв, словно выстрелили из большой пушки. Машина резко накренилась. Лопнула шина, полет отставили.

Создалось затруднительное положение. Лететь нельзя. Ждать, пока доставят новое колесо на мыс Желания, бессмысленно потому, что ни один пароход в это время года пройти к мысу Желания из-за льдов не смог бы. Оставлять машину на мысе Желания, где, как правило, свирепствуют сильные ветры, доходящие до 11–12 баллов, значило обречь самолет на слом. Этого не хотелось, да и из Москвы передали, что машину оставлять нежелательно.
Просим ледокол «Русанов», находящийся в бухте Тихой, доставить нам колесо оттуда. На следующий день выяснилось, что «Русанов» сделать этого не в состоянии.
Некоторые товарищи предлагали вылетать на одном колесе и ободе другого колеса. Это было рискованно. Вопрос остался открытым.
Поздно вечером я задремал от усталости в своей комнате. Меня разбудил Водопьянов:
— Пойдем обсудим, тут есть предложение наших механиков.
Пошли. Полна комната народу: механики, командиры кораблей. Предлагают обмотать обод колеса хорошим канатом, сделать подобие покрышки и так стартовать.
Вообще я против таких экспериментов. К чему рисковать людьми и ценным кораблем?
Но что же делать? Оставить машину — значит списать ее в расход. Помощи ждать неоткуда.

В эту ночь был объявлен аврал по изготовлению колеса... с веревочной покрышкой.
При свете маленьких электрических лампочек производилась кропотливая, необычная в практике воздушного флота работа. Руководили ею механики. Общими усилиями на обод натягивали канат, расстилали в несколько рядов и крепко сцепляли проволокой. Когда было наложено несколько рядов толстого каната, его заплели тонкой, но крепкой веревкой сверху — и колесо готово. Правда, в диаметре оно было меньше, чем исправное колесо, примерно на одну треть метра, отчего самолет стоял, сильно накренившись на правое крыло. Взлетать надо было очень
осторожно, так как из-за неравенства диаметров колес машина могла пойти с резким разворотом вправо и задеть концом крыла за землю. Тогда самолет мог встать на нос и еще хуже — загореться.
Еще за час до рассвета метеоролог доложил, что погода не блестящая, но лететь можно. По всему маршруту облачность не ниже 200–300 метров, возможно, придется пересечь фронт, который характеризуется небольшим снегопадом и несколько уменьшенной видимостью, а вообще видимость по маршруту не менее 10 километров.
На деле оказалось не совсем так. Бедный наш метеоролог, опять Арктика подвела его! Но по существу он не был виноват. Трудно предсказать более или менее точно погоду на таком большом участке при небольшом количестве метеорологических станций.

Так как старт на машине с дефектным колесом и посадка в Амдерме были рискованными, мы высадили всех пассажиров своего самолета, оставив самый необходимый экипаж. Высадили второго пилота, метеоролога и двух бортмехаников. На корабле осталось только пять человек. Все готово.
— Что ж, пойдем... — сказал Водопьянов.
Полный газ — и, накренившись, машина медленно, неохотно двинулась с места. Мощность мотором дана до отказа. Заранее, еще до полета, мы подкачали в левое крыло свыше тонны бензина и переложили кое-какой груз.
Самолет пробежал около 100 метров, набрал немного скорости, и мы, хотя и с трудом, смогли выровнять крен. С этого момента дальнейший разбег совершался, повидимому, на одном колесе. Так или иначе, через несколько секунд машина была в воздухе. Мы вздохнули с облегчением, будто гора свалилась с плеч.
Оставалось долететь до Амдермы. Кстати сказать, мы беспокоились не о том, как долететь, а о том, как будем садиться.
Я пошел в штурманскую рубку, чтобы определить направление полета и вычислить все штурманские элементы.
Невольно бросив взгляд на «больное» колесо, я обомлел: канат при разбеге размотался, накрутился на ось и намертво заклинил колесо. Посадка без поломки, повидимому, невозможна.

Взяв управление машиной, я предложил Водопьянову полюбоваться этой картиной... Решили все же идти на Амдерму. Уж если сажать машину с повреждениями, то сажать ближе к Большой земле, а не здесь, на отлете, в недосягаемой морским путем зимой Арктике.
Все три машины в воздухе. Взяли курс и пошли по маршруту. На погоду в начале пути жаловаться было нельзя. Мы шли под самыми облаками, на высоте 300 метров, при видимости в 10–15, а иногда даже 20 километров, правда, с небольшим встречным ветром.

Мы уже начали радоваться, что погода удивительно сходится с прогнозом. Но скоро пришлось убедиться в обратном. Уже через час, при подходе к заливу Благополучия, видимость начала ухудшаться, и скоро все вокруг затянул густой туман.
Мы вошли в него, надеясь, что он простирается не очень широким фронтом, мы быстро пробьем его и выйдем опять в благоприятную погоду. Но туман сгущался.
Шли вдоль берегов Новой Земли. Эта гористая местность с суровыми скалистыми, отвесно спускающимися к воде берегами смутно вырисовывалась справа. Впереди видимость была всего метров на полсотни. Двух остальных кораблей мы уже не видели. Часто запрашивали их по радио. Первое время получали очень невнятные ответы с корабля Молокова. Трудно было понять — что с ним и где он. Было ясно одно — что он летит. От Алексеева никаких сведений не было. Это внушало серьезное беспокойство. Погода становилась все хуже. Берег, от которого мы шли на расстоянии примерно ста метров, временами совсем скрывался. Мы жались ближе к берегу, чтобы не потерять его. А перед нами то и дело неожиданно вставали заливы, мысы, которые надо было осторожно огибать.
В сплошном тумане справа и совсем близко от нашего самолета я увидел, наконец, силуэт корабля. Это был Молоков.
Лететь становилось труднее. Я запросил погоду от Амдермы и Маточкина Шара. Эти два пункта имели метеостанции и могли дать погоду. Амдерма сообщала: ветер — 9–10 баллов, высота облаков — 50 метров, туман, снегопад, видимость — 500 метров. Маточкин Шар передавал: облачность — 100 — -200 метров, видимость — 2–4 километра, слабый снегопад.

Надо было пробиваться хотя бы к Маточкину Шару и попытаться сесть в заливе Канкрина. Дали туда распоряжение, чтобы приготовили аэродром, костры. Но до Маточкина Шара лететь еще далеко, а туман все густел. Идем на высоте 100 метров. Попытка подняться на большую, хотя бы даже в облака, не удавалась, так как едва мы начинали набирать высоту, как самолет сильно обледеневал.
Неожиданно впереди, совсем рядом, вырисовывается скала, значительно выше нас. Мы шли прямо на нее...
Резкий разворот — и в самый последний момент мы избежали неприятной встречи. Положение становилось серьезным. Управлять приходилось вдвоем. Мы уговорились с Водопьяновым — каждому смотреть в свою сторону и, когда появится какая-либо опасность, реагировать на нее самостоятельно. Другой в это время не препятствует движению рулей и таким образом дает самолету возможность маневра.
Наш четырехмоторный корабль не очень поворотлив. Погода на удивление плохая. Поэтому надо быть готовым к любым эволюциям, чтобы не напороться на скалы, горы и не разбиться вдребезги. Оба наши спутника потеряны в тумане. Резкий порывистый ветер сильно бросает машину. Уже утомляются глаза, до боли напряжены мышцы рук, градом катится пот. Но мы полны решимости дотянуть хотя бы до Маточкина Шара.

Неожиданно впереди под самым носом самолета снова встает скала. От нее нам также удается увильнуть в самый последний момент. Едва отошли от берега в море и, относительно успокоенные, продолжали идти прежним курсом, как впереди, с моей стороны, я заметил что-то огромное, белое, грозно надвигающееся на самолет. Привыкнув к черным голым скалам, я совсем не ожидал встретить гору, покрытую снегом и простирающуюся значительно выше нас. Свернуть направо — наверняка наткнуться на еще какую-либо гору, свернуть налево — невозможно, так как эта снежная глыба, как мне казалось, несколько загибалась налево. Мы были зажаты в полукольцо. Все же я успел дать полный газ всем четырем моторам и с набором высоты положил машину в левый крен, чтобы развернуться налево. Гора надвигалась... Я еще увеличил крен.

— Что ты делаешь? — крикнул Водопьянов.
Глазами показываю ему на гору. Но он ее не видит: она с моей стороны. Когда казалось, что вот-вот мы на полной скорости врежемся в гору, я даю левую ногу до отказа и кладу машину на левое крыло. Удивительно, как наша громадина могла удержаться в воздухе в таком положении. С замиранием сердца жду: вот сейчас будет удар — и все кончено...
В этот момент машина резко скользнула на левое крыло. Это ускорило разворот и спасло от неминуемого удара об гору.
Почувствовав, что падаем вниз, мы оба почти одновременно дали рули в обратную сторону и, не видя из-за тумана ничего вокруг, по приборам привели машину в нормальное положение. [106]
Я заметил совсем близко под крылом самолета воду. До сих пор удивляюсь — как мы не задели (а может быть, слегка и задели, но не заметили?) поверхности воды.
Впереди опять берег. Совсем низко, осторожно пошли вдоль него. Скалы то справа, то слева. Вот промелькнула одна, совсем похожая на двугорбого верблюда.
Спустя некоторое время, когда я собирался точнее поставить машину на курс, вдруг услышал голос Водопьянова:
— Опять эта гора...
Я посмотрел на него. Он недоумевающе разводил руками. Действительно, под нами тот же «двугорбый верблюд». Я сообразил, что это один из островов Крашенинникова, который в сплошном тумане мы обошли кругом два раза. Если будет так продолжаться, то неминуемо напоремся на гору или скалу.
— Пойдем в море! — кричит Водопьянов.
— Подожди, — отвечаю, — пройдем еще немного.
Единственное наше спасение — Маточкин Шар. Туда и надо пробираться. Но через несколько минут я уже согласился с Водопьяновым, что надо идти в море, подальше от этих гор, и пробираться к берегам Большой земли.

Меняем курс на 90 ° влево и выходим в открытое Карское море. Идем курсом в Амдерму. Через полчаса начинается сильный снегопад. Попытка пробиться или хотя бы набрать высоту и идти в облаках опять не увенчалась успехом. Едва вошли в слой облачности, как машина начала сильно обледеневать. Пришлось снова идти низко над водой.
В Карском море бушевал шторм. Гигантские волны пенились под самым крылом самолета. Через каждые 15 минут запрашивали о погоде все расположенные близ Амдермы населенные пункты: Югорский Шар, Вайгач, Варнек, Нарьян-Мар. Повсюду было одно: сплошной туман, снегопад, видимость от нуля до 50 метров при сильном порывистом ветре. Амдерма же давала шторм: ветер — 11–12 баллов, видимость — нуль, туман, сильный снегопад.
Сильным снегом забросало самолет. Внимательно вглядываясь вперед, силюсь хоть что-нибудь разглядеть. Ничего. Муть, снег и туман... Стараюсь вести самолет на повышенной скорости, но замечаю, что она падает. Это заметил и Водопьянов. То он, то я все прибавляем и прибавляем обороты моторам. Наконец моторы работают уже на полной мощности, а скорость упала до 140 километров. Залепленные снегом стекла наводят на мысль, что у нас забросало снегом приемники указателя скорости. Этого еще не хватало... Как же лететь дальше? Надо немедленно включить дополнительный обогрев.

Когда оба контакта были включены, указатель скорости стал работать нормально.
Мы летим уже два с половиной часа в сплошном тумане и снегопаде. Никакого просвета.
Иванов через каждые четверть часа приносит метеосводки. Погода в Амдерме и во всем районе не улучшается. Вести самолет становится все тяжелее. Наконец снег повалил так, что даже белую пену волн почти под самым крылом различить невозможно.

Удастся ли добраться до земли? Я высунулся в открытое окно, чтобы увидеть хоть что-нибудь впереди. Ветер сорвал шапку, швырнул ее в море. «Шапка уже утонула», — подумал я.
Еще час мучительного полета над беснующимся морем, в неистовом снегопаде и проклятом тумане. Наконец, к нашей радости, видимость становится немного лучше. Вот она — 200–500–1000 метров. И самое главное — мы могли уже подняться на 150 метров от воды. Изменили курс с намерением подойти к берегам Новой Земли.
Давно уже пролетели Маточкин Шар и подходим к южной оконечности Новой Земли. Подходя к берегу, неожиданно увидели один из наших самолетов. Он нас не заметил. Я долго вызывал его по радио, но ответа не получил. Позднее выяснилось — это был корабль Молокова.
Еще и еще запрашивали Амдерму о погоде. Оттуда сообщили: двенадцатибалльный ветер, видимость — нуль; сильный снегопад, туман. Песчаная коса — единственное место для посадки в Амдерме — заливается волнами бушующего моря. Направление ветра — не вдоль этой косы, а поперек ее.
Куда же мы пойдем?

Садиться на неисправном самолете при боковом ураганном ветре, отсутствии видимости я сплошном снегопаде на заливаемый волнами аэродром — наверняка по губить самолет.
— Давай сядем где-нибудь здесь, — предлагает Водопьянов. Долго советуемся.
— Надо садиться, — говорю я, — где-нибудь около жилья.
— Да где же его найдешь, жилье-то? — возражает Водопьянов.
Я напомнил, что на самой южной оконечности Новой Земли, на мысе Меньшикова, есть маяк. И когда мы еще летели на остров Рудольфа, я заметил около него маленький домик.
Упорно пробиваемся вперед и, наконец, приходим к мысу Меньшикова.
— Ну что же, садимся? — спрашивает Водопьянов.
— Садимся, — отвечаю.
— Сломаем!.. — кричит он. — Ветер сильный, надо стараться на одно колесо посадить.
Больше нам ничего и не оставалось. Кроме плохой погоды, впереди по маршруту нас в Амдерме ожидала еще и посадка ночью. В обстановке, какая была в Амдерме, это было невозможно.
Прошли бреющим полетом над мысом Меньшикова. Его неровная поверхность абсолютно лишена снега. Как-то выйдет посадка? Зашли еще раз. Я бросил дымовую ракету. Строго против ветра заходим на посадку. Земля все ближе и ближе.
— Выключай, — говорит Водопьянов.
Нажимаю аварийный контакт, и все четыре мотора останавливаются. Машина с левым креном подходит к земле, бежит на одном колесе, потом упирается на законтренный канатом обод колеса, резко разворачивается направо, мы парируем это рулем направления и элеронами, но заворот продолжается, крен увеличивается, машина чуть не цепляется крылом за землю.
Наконец резкий рывок. Наш гигант высоко поднял хвост и на мгновенье застыл в таком положении. И тут же обращенный к самолету зычный крик Водопьянова: «Ты что делаешь?!» Как бы слушаясь, машина резко стукнулась хвостом о землю и стала в нормальное положение. Я сорвался со своего места и, соскочив на землю, в радостном изумлении увидел, что машина невредима.
Трудно удержаться от радости:
— Цела, цела! — кричу я.»

Спирин И. Т. Записки авиатора. — М.: Воениздат, 1955.

О том как взлетали :http://militera.lib.ru/memo/russian/spirin_it2/18.html
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 664
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Сб Май 18, 2013 10:18    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Просто жуть в каких условиях приходилось летать в те времена.
В Нарьян-Маре они не раз "переобувались". Тогда еще аэродрома не
было и тяжелые самолеты садились в Куе на островок перед деревней,





а летчики ночевали у деревенских или их увозили в город.
Сейчас вспоминают, как бабушка Катерина наварит чугунок мелкой
картошки, а они не утруждали себя чистить кожуру, ели прямо с кожурой
надиво ребятам.
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 664
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Вс Май 19, 2013 11:41    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Не менее драматичный случай когда летели в1937 году на поиски
экипажа Леваневского.

Начиная с Вологды, погода вновь начинает портиться. Появилась облачность, прижимая нас все ближе и ближе к земле. Корабли Бабушкина и Мошковского скрылись в облаках. Мы летим за флагманом, который держится железной дороги. По этому поводу позже в отрядной стенгазете появился дружеский шарж — «кратчайший путь по флагману есть кривая».
В поселке Куя, близ Нарьян-Мара, погода задержала «ас надолго. Синоптик отряда И. А. Клемин изо дня в день составлял карты погоды, но, как назло, вдоль Новой Земли, где нам предстояло пролететь, вытягивались одна за другой ложбины низкого давления с туманами, низкими облаками и снегопадами.
12 октября Московское радио передало сообщение о выборах в Верховный Совет СССР. В Нарьян-Маре состоялся общегородской митинг, куда пригласили и нас. В качестве гостей на митинге присутствовали также моряки с корабля «Марзо» из республиканской Испании.
Громовым «ура!» и рукоплесканием встречали участники митинга появление на трибуне представителя испанского народа. Хотя никто из нас не понимал испанского языка, чем-то родным и близким веяло от горячей темпераментной речи моряка.
... На моем рабочем столе лежит стопка тетрадей. Пожелтевшие от времени страницы их исписаны мелко-мелко то карандашом, то чернилами. Это сохранившиеся с той далекой поры дневники. Перебирая их страницы, я вспоминаю нелегкие дни, сопутствовавшие моему первому свиданию с Арктикой.
Экспедиция эта выдалась очень тяжелой. В Арктике началась зима и наступала долгая полярная ночь. Столбик спирта в термометре опускался все ниже и ниже. Уже из Куй взлетали мы на колесах по глубокому снегу. А лыжи ждали нас только у цели — на базе острова Рудольфа. Погода не баловала нас и на этот раз. Низкая облачность и густой снегопад заставили нас приземлиться на берегу бухты Канкрина — невдалеке от Маточкина Шара. Дождавшись приемлемой погоды, поднялись в воздух и взяли курс на Землю Франца-Иосифа. Через пять часов полета впереди, в редких окнах сплошной низкой облачности, показались крутые скалистые берега островов. Но радость нашу тут же погасила полученная с базы радиограмма: «Купол аэродрома закрыт туманом...»
Куда сесть? А садиться надо — горючее на исходе.
Продолжаем полет в направлении острова Рудольфа, и вдруг, немного левее нашего курса, в серой пелене низких облаков и тумана открылось белое пятно. Снег? Или лед? Флагманский корабль поспешил туда, на посадку. Вслед за ним и мы. Пробежав несколько десятков метров по глубокому рыхлому снегу, корабль стал. Пока мы выходили наружу, туман закрыл все кругом. Определить наше местоположение не было никакой возможности, но мы были рады и тому, что под ногами что-то прочное.
Вскоре завыла пурга. Чтобы не замерзнуть в металлическом чреве самолета, поставили палатку и обложили ее со всех сторон снежными кирпичами. Пурга бушевала много дней. Наше жилье занесло так, что оно стало снаружи похожим на пологий снежный1 купол. Громадные сугробы окружили и наш корабль.
Наступил праздник — двадцатилетие Великого Октября. Наш радист Толя Ковалевский, державший регулярно связь с Большой землей, принял поздравительные телеграммы от О. Ю. Шмидта, М. И. Шевелева, Б. Г. Чухновского. Было еще и два личных поздравления: Фариху и мне. Я растрогался до глубины души, получив привет и праздничные поздравления от коллектива сотрудников Майского райисполкома Красноярского края. Незнакомые мне люди вспомнили земляка, покинувшего родной край десять лет тому назад, и поддержали меня теперь, в эти очень трудные для меня дни.
А время все шло и шло. Неделя за неделей отсиживались мы, зарывшись в лед и снег, не имея возможности не только вырваться из этого снежного плена, но даже определить точно свое местонахождение. Лишь после того, как утихла пурга и в один из звездных дней (именно дней, ибо это случилось во время полярной ночи в дневные часы) на ледяном куполе острова Рудольфа включили мощный прожектор, мы обнаружили, что сидим на самом Рудольфе, в десятке километров от базы.
Причину ошибок в определении нашего местоположения, допущенных астрономом и штурманами экспедиции, объяснил с доброжелательным юмором мой соратник по Северу и Отечественной войне В. И. Аккуратов, опубликовавший рассказ «Коварство Кассиопеи» в пятом номере журнала «Искатель» за 1964 год.
... В поисках Леваневского, организованных Советским правительством в широком масштабе, принимали участие двадцать четыре советских и семь иностранных самолетов.
В середине сентября на двухмоторной «амфибии» прилетели на мыс Барроу летчик Грацианский и штурман Штепенко. За сентябрь и первую половину октября этот экипаж совершил четыре полета в район предполагаемого нахождения самолета Леваневского.
20 сентября с острова Рудольфа произвел поисковый полет Герой Советского Союза И. П. Мазурук со штурманом В. И. Аккуратовым.
7 октября с этой же базы стартовал на четырехмоторном корабле Герой Советского Союза М. В. Водопьянов. В условиях наступившей полярной ночи летчики достигли полюса и пошли еще дальше, до 88°34. «Кругом черная ночь, на полсотни шагов ничего не видно, — рассказывал потом об этом полете штурман самолета, главный штурман ВВС, Герой Советского Союза И. Т. Спирин. — Небо сливается с землей, линии горизонта не видно. Вначале шли на высоте 1000–1500 метров, но вскоре нависшая над нами сплошная облачность заставила нас снизиться до 500 метров, а потом, на широте 88°15', и до ста метров. Наконец туман прижал нас окончательно ко льду. Высота полета доходила временами до тридцати метров».
Над полюсом погода улучшилась и, поднявшись до пятисот метров, смельчаки решили продолжать полет дальше, за полюс, но на широте 88°3(У сплошной беспросветный туман вынудил их повернуть на обратный курс.
В начале весны 1938 года с острова Рудольфа совершил поисковый полет экипаж летчика Я. Д. Мошковского. Неблагоприятная погода заставила летчиков вернуться с 86 параллели. 4 апреля их четырехмоторный корабль снова поднялся в воздух. На этот раз полет проходил в условиях хорошей погоды и прекрасной видимости. Летчики прошли полюс и продолжали полет по нулевому меридиану в сторону Северной Америки. Обследовав район до 88°40', летчики повернули обратно и вернулись на базу.
Кроме тяжелых воздушных кораблей, базирующихся на острове Рудольфа, осенью 1937 года на Землю Франца-Иосифа были доставлены на пароходе два легкомоторных самолета П-5. Базируясь на бухту Тихую, летчики Бицкий и Котов совершили два полета: один по меридиану Рудольфа до 86° северной широты, другой — по нулевому меридиану.
Со стороны Северной Америки в поисках Леваневского участвовал также ряд американских летчиков, полеты которых финансировались Советским правительством. Известный исследователь американского Севера Губерт Вилькинс, летчики Джемс Маттерн, Армстед, Кроссон, Робине и Стюард, базируясь на Фербенкс и Барроу, летали на поиски попавших в беду советских летчиков в северо-восточном, северном и северо-западном направлениях. Заслуживает упоминания энергичная работа Губерта Вилькинса и летчика Кениона, имевших в своем распоряжении приобретенный Главным управлением Северного морского пути гидросамолет «Консолидейтед». Одними из первых (через десять дней после прекращения связи с экипажем Леваневского) Вилькинс и Кенион произвели поисковый полет в американском секторе Ледовитого океана. В течение августа и сентября они пять раз летали в сторону «полюса недоступности», достигнув 86° 10' северной широты. В январе и марте 1938 года Вилькинс и Кенион выполнили еще три поисковых полета и дошли до 87°45' северной широты. Но все безрезультатно.
Поиски были прекращены лишь в апреле 1938 года. К этому времени участвующие в них летчики пролетели над льдами Центральной Арктики около 63 тысяч километров, обследовав огромный район площадью более 68 тысяч квадратных километров.
С тех пор минуло уже более сорока лет, но тайна гибели пропавшего экипажа Леваневского так и осталась нераскрытой.
Мое первое знакомство с Арктикой, прямо скажем, было не из приятных. Но именно это, все те трудности и неудачи, так упорно сопровождавшие нас в тяжелую полярную ночь 1937– 1938 годов, оказались неодолимой силой, которая втянула меня надолго на постоянную работу в «страну белого безмолвия».
НА ОСТРОВЕ ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЫ


http://militera.lib.ru/memo/russian/pusep_ek2/03.html
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Июн 09, 2013 15:28    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой


«Заброшенная парта...»

APKAH-RIX
"Похоже эта та самая спарка, потерпевшая аварию в Рогачево 17.12.1992...Вероятно позже бортовой №52 присвоили другой машине..."


"17.12.1992 авария Су-27УБ №52 (10045) 641 иап, п/п-к А.И.Пшеницын + п/п-к А.Е.Сальников
предположительно выкат за ВПП, известно что борт впоследствии использовался как источник запчастей, в разобранном состоянии до сих пор находится на а/д Рогачёво."
http://forums.airforce.ru/matchast/3582-su-27-istoriya-serii/
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Вс Авг 11, 2013 10:28    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Fisch писал(а):
В сети попалась вот такая фотрграфия,об этой аварии уже кое что писали.


«Новая Земля. Авария вертолета с комиссией.»


Я обшибся,это не 1982 г..
Это Паньки 1988 г.


«Паньки.Упавший вертолёт.1988г.»

На фото:Батуев ,А.Коковин, Клепалов, летчик-инспектор Цыпленков и часть пассажиров.

«16.11.1988. Загрузили вертолёт по максимуму так ,что взлететь по вертолётному не могли, взлетали по самолетному из Рогачёва, с расчётом первой посадки на Николая. В полете уже при подлёте к Панькам поступил приказ садиться на Паньках. Площадку от снега не почистили, вот и попали в снежный вихрь с потерей оборотов. Снег плюс перегруз,расчет на посадку делался с учётом первой посадки на Николая,топлива взяли под пробки. Вот и итог(хорошо что все живы здоровы,хотя до кирпичного здание не долетели несколько метров-господь наверное спас). На посадке настоял вернее приказал начальник авиации(хотя потом от всего отказался) уж не знаю кто ему в уши надул о необходимости срочной посадки.» Алексей Коковин- правый пилот.





«Вертолёт упал»

2006 г. Он что там до сих пор лежит?
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Вениамин Попов

лейтенант
лейтенант


Зарегистрирован: 17.03.2011
Сообщения: 257
Откуда: Россия Северо-западный ФО г Вологда

СообщениеДобавлено: Пт Сен 06, 2013 09:04    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой




Останки Су-27 аэродром Рогачёво.
Тот самый "52".
_________________
406 зенитный ракетный полк ПВО. в/ч юя-03308"в" 2 ЗРДН Мыс Морозова 1970-72 г.
Есть на Новой Земле ...


Последний раз редактировалось: Вениамин Попов (Чт Сен 12, 2013 16:21), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Вениамин Попов

лейтенант
лейтенант


Зарегистрирован: 17.03.2011
Сообщения: 257
Откуда: Россия Северо-западный ФО г Вологда

СообщениеДобавлено: Чт Сен 12, 2013 07:07    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вениамин Попов писал(а):



Останки Су-27 аэродром Рогачёво.
Тот самый "52".

_________________
406 зенитный ракетный полк ПВО. в/ч юя-03308"в" 2 ЗРДН Мыс Морозова 1970-72 г.
Есть на Новой Земле ...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 664
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Сб Сен 28, 2013 21:47    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Материал из газеты Наръяна вындер за 30 апреля 2009г.


Новоземельская эскадрилья

1976 год для нарьян-марских авиаторов обещал быть совершенно обычным: перелеты по окружным населенным пунктам, доставка грузов, продуктовые рейсы - все, как всегда. «Аннушки», «мишки» и в то время считались главными воздушными извозчиками Заполярья, лишь с той разницей, что тогда эти летающие «воробьи» и «стрекозы» были гораздо новее и презентабельнее. Но в начале года вдруг в Нарьян-Марский авиаотряд поступило сообщение о том, что наши летчики должны создать эскадрилью воздушных судов (ЭВС) из Ми-8 для работы на Новой Земле.
В те годы все знали, что архипелаг является военным полигоном, что, начиная с 1955-1956 годов, оттуда выселено все население, а на острове систематически проводятся ядерные (подземные и подводные) взрывы.
Многие жители нашей страны лишь спустя десятилетия узнали о том, что в октябре 1961 года здесь была взорвана самая мощная по тем временам водородная бомба в 50 мегатонн. Столб взрыва тогда поднялся вверх на 70 километров, страшное свечение наблюдалось по всему Северу. Рассказывали, что сильные колебания воздуха ощущались за 1000 километров от эпицентра. В Амдерме, Варнеке, на Колгуеве в окнах домов потрескались стекла.
Что такое радиация, все мы знали, но отказаться от полетов на Новую Землю не могли: в те годы чувство патриотизма было превыше всего. Каждый командир был членом Коммунистической партии, поэтому особо рассуждать не приходилось - надо так надо, долг превыше всего.
В то же время мы прекрасно понимали, что летать на вертолетах Ми-8 над тундрой - это одно, а над гористой местностью, вдоль ущелий и скальных откосов - совсем другое. Даже для воздушных асов понадобилась серьезная тренировка полетов в гористой местности. Тренировочной базой выбрали район Воркуты. Уральские горы по своей структуре схожи с новоземельскими, лишь с той разницей, что вершины здесь пологие, с них при определенной тренировке можно взлетать и садиться, а Новая Земля - это совсем другое.
Большинство гор там остроконечные и крутые, узкие расщелины в скалах и постоянно дующие сильные ветры.
В апреле 1976 года наш экипаж впервые увидел все это своими глазами, ощутил атмосферу, в которой нам предстоит работать.
Ми-8 с проверяющим штурманом В. Приходько, командиром судна В. Лазаревым, вторым пилотом Ю. Созоновым и бортмехаником А. Беликом, преодолев маршрут в несколько сотен километров из Нарьян-Мара, через Амдерму и Вайгач приземлились в аэропорту Рогачево на Новой Земле. Поселок Рогачево внешне напоминал сверху нашу Амдерму, только размером немного поменьше. То, что это не совсем обычный поселок, было видно с самого начала: здесь был очень приличный аэровокзал, остекленный командно-диспетчерский пункт, большая взлетная бетонная полоса, куда в условиях Арктики могли приземляться и гражданские самолеты, и военные истребители. Нас встретили, и первое, что бросилось в глаза: все военнослужащие ходят здесь в морской форме, гостиницу называют кают-компанией, комнату - кубриком. Поразило нас, жителей Нарьян-Мара ( где был дефицит, талонная система), разнообразие меню в местной столовой. Здесь на столиках стояли вазы со свежими фруктами, салаты из свежих огурцов и помидоров, то, о чем рядовые жители Крайнего Севера в апреле 1976 года и мечтать не могли. В общем, обслуживание, как в хорошем ресторане. Нам определили район полетов от Рогачева до поселка Северный (на многих более ранних картах он назывался Лагерным). На каждом вертолете установили приборы для замера радиации. Первый раз мы столк-нулись с ее проявлениями сразу при подлете к Северному. Как только это произошло, Ми-8 взял курс в направлении моря, подальше от скалистого берега, и шкала дозиметра стала падать.
При подлете к устью Маточкина Шара нам открылась очень узкая расщелина в скале, слева и справа были густые облака, казалось, мы входим в какой-то таинственный туннель, но над поселком Северным мы сумели сделать круг и приземлиться. Поселок - небольшой, вокруг одни казармы и домики, где жили в те годы ученые-ядерщики. И в Рогачеве, и здесь уровень радиации не превышал опасной нормы, так как на этих участках проводились подземные взрывы, и вся основная радиация скапливалась в скальных породах.
Наша работа в этой зоне заключалась в том, чтобы ставить на вершинах скал вышки для осуществления топографических замеров. Говорят, что после взрывов скалы нередко уменьшались в размере и из мелких трещин могла вырваться радиация. Нам несколько раз попадались такие вершины, они напоминали собой вулканы после извержения, края их были оплавлены. Садились мы с экипажем и на Панькову Землю, именно на этом месте был осуществлен надземный взрыв 1961 года. Мы там брали пробы и увидели, что даже по прошествии 15 лет следы от этого страшного испытания остались на земле. Еще бы, нам всем было хорошо известно, сколько потрясений тогда принес взрыв водородной бомбы: вдоль восточного побережья Баренцева моря плавала дохлая рыба, много оленей погибло в Карской тундре и на границе с Республикой Коми.
Когда наш экипаж работал на Новой Земле, там тоже проводились взрывы, но в такие дни нам не разрешали вылет. Мы находились в гостинице и несколько раз были свидетелями того, как после «мероприятий»(слово «взрыв» произносить запрещалось) сначала начинала качаться люстра над головой, а затем и сам остров, как большой корабль в океане, начинал качаться. Погода на острове вообще меняется часто, но в такие дни практически минут за 10-15 туман окутывал весь остров. Нам приходилось летать и в такую погоду, так как после взрывов необходимо было проводить радиационную дозиметрию.
Что еще удивило нас на архипелаге, так это огромные стада диких оленей, они крупные и все светло-серого окраса. Белые медведи тоже, как нам показалось, необычных размеров. Раньше большинство из нас видели их только в зоопарке, из-за худобы они и выглядели там иначе. Здесь же отдельные особи, с которыми нам приходилось встречаться, достигали трех метров в длину, весили более полутонны. Помню, как-то раз экипаж Ми-8 выполнял рейс Рогачево - Белушье. Разгрузились в Белушье и внизу заметили группу белых медведей. При подлете медведи бросились врассыпную, все кроме одного. Один, видимо, старший побежал в сторону моря и поплыл. Мы приземлись, вышли из машины, стали наблюдать за «пловцом». Непонятно было, куда он направляется: впереди ни земли, ни льдины. Видимо, медведь это тоже сообразил, резко повернул назад, доплыл до берега и с ревом бросился к нашему вертолету. Мы едва успели забежать в кабину, благо винты уже работали на полную мощность. Медведь без страха приблизился к Ми-8, встал на задние лапы в то время, когда наша машина уже начала отрываться от земли, и со всего размаха ударил лапой по стойке шасси. Удар был довольно ощутимым. Экипаж не стал более испытывать судьбу, набрал высоту и направился в сторону поселка Рогачево.
Нашему экипажу пришлось еще несколько раз вылетать на Новую Землю, пока не случилась страшная авария нашего Ми-8.
В конце августа 1976 года я летел уже с новым экипажем в район поселка Северный. В полете возникла нестандартная ситуация, описывать которую со всеми техническими подробностями не буду. Скажу лишь, что на острове очень трудно определить не только точное направление ветра, но и его силу: если у земли она одна, то на высоте 1200 или 1800 метров совсем иная.
При заходе на посадку над одной из вершин вертолет из-за сильного попутного ветра и низкой скорости машины при снижении едва сумел зацепиться шасси за вершину. О нормальной посадке и речи не шло, мы просто ударились о нее, хвостовой винт разрушился и вертолет начал беспорядочно вращаться влево. Наконец, зависли на краю вершины, но это был еще не конец ужаса. Техника продолжала работать и вертолет свалился вниз со скалы, падал и разваливался при падении. Летчики потеряли сознание. Последнее, что я отчетливо слышал, это шипение, которое издавал наш Ми-8. Казалось, он говорил: «Что же ты со мной сделал?!» У меня была разбита голова, снег рядом был пропитан кровью, это, пожалуй, последнее, что я видел перед потерей сознания.
Не буду рассказывать дальше о работе комиссии, экспертизах, выяснениях обстоятельств аварии. Скажу лишь, что члены экипажа не были признаны виновными, как и положено, за все отвечал командир. Я, Лазарев Виктор Федорович, вскоре оформил летную пенсию и уехал из Нарьян-Мара, мой товарищ - второй пилот Юрий Созонов - через год умер от белокровия, ему тогда исполнилось 25 лет. Второй пилот Саша Кусков закончил Академию гражданской авиации и стал командиром объединенного отряда в Тюмени.
Я помню всех, с кем мне пришлось работать в те годы: Саша Бахан, Миша Назаренко, Вася Клименко, Виталий Фисун, Володя Кушкин, Юра Огарков - поэтому свой материал хочу посвятить всем нарьянмарским авиаторам, настоящим асам заполярного неба. Я всегда вспоминаю Нарьян-Мар, не могу забыть свою родину, когда по телевизору показывают снежные просторы, оленьи стада, чумы или нарты, я не могу оторваться от экрана и готов смотреть на все это великолепие бесконечно. Говорят, Север вообще невозможно забыть, как и людей, с которыми здесь познакомился и подружился. Заполярная дружба - это навсегда.
С уважением ко всем, кто меня знает и помнит, Виктор Федорович Лазарев
Пожалуйста, напечатайте в газете мой адрес, чтобы кто-нибудь откликнулся на это письмо-воспоминание: 600028, город Владимир областной, улица Сурикова, 26, кв 44
Материал к печати подготовлен Ириной Ханзеровой
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Fisch

капитан 1 ранга
капитан 1 ранга


Зарегистрирован: 15.02.2010
Сообщения: 1420
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Пн Сен 30, 2013 21:51    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Уже было:http://belushka.ru/forum/viewtopic.php?t=235&postdays=0&postorder=asc&start=120

Но это было очень давно.
_________________
в/ч юя 96667 1982-1984
«Мы будем уничтожать наши ядерные арсеналы вместе с Америкой"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Валерьян

Старейшина новоземельцев
Старейшина новоземельцев


Зарегистрирован: 07.02.2010
Сообщения: 664
Откуда: Нарьян-Мар

СообщениеДобавлено: Пн Сен 30, 2013 22:37    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Fisch, прошу прощения. У меня эта газета сохранилась, по дате
нашел в сети и вот...
_________________
Новоземелец 1936-1953 г.г.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Лев

старший лейтенант
старший лейтенант


Зарегистрирован: 12.02.2017
Сообщения: 281
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пн Апр 17, 2017 22:30    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Anatoli Matievski писал(а):
День добрый!Из происшествий что лично помню.Правда проис,шествием ето назвать нельзя,авария или катастрофа скорее.По моему 75 год ,начало осени ,точно дату не помню ,мал был ,лет 8 .Снега есче небыло ,Як 28 на взлёте стал заваливаться на хвост,с левым креном,поднятым носом упал сразу в конце полосы ,не на полосу ,а левее.Видел лично,очень сильно впечатлило ,мы с товарищем гуляли между полосой и посёлком ,вzлёт самолёта дело привычное,особо не смотрели.Но звук двигателя изменился,ниже стал .Повернулись к полосе ,а он с примерно метров со 150 ,с опущенным хвостом падает,на правой стороне полосы ,в конце , стояли по моему, пара БЕ-6,извините если путаю марку машины.Казалось ,что на них перехватчик сыпется,мы то это видели под углом градусов 30.Машина бъётся об землю ,и ростёт ,,гриб,, .В голове мысль моментом о ,,добром грибе,, моментально оформилась.Сей час думаю как прочно инструкции ГО.сидели в голове ,моментом легли головой в сторону взрыва ,лежим и ждем когда ударная волна придёт.Она не-пришла.Слышим, машины загудели .Мы встали ,побежали к месту пожара, оцепление уже было ,очень быстро выставили.Ближе чем метров на 600 подойти не удалось ,то что на земле лежало на самолёт не-было похоже ,метров на 60 раскидные лохмотья метала,всё это горит,видел фонарь кабины,а в нём дыра с пол метра диаметром ,я потом долго думал что лётчик через неё выбирается.Тогда погибли 2 офицера, фамилий не знаю,отец дела службы дома никогда не обсуждал,и мои расспросы обычно пресекал .Если кто помнит ,уточните пожалуйста.А то память потихоньку стирает многие события.С уважением.Анатолий

_________________
в/ч 03308 КП телеграф 04.1975-11.1976
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Лев

старший лейтенант
старший лейтенант


Зарегистрирован: 12.02.2017
Сообщения: 281
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Сб Апр 22, 2017 22:21    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Анатолий, будем знакомы, я в 75-76 году солдат 406 зенитно-ракетного полка(в/ч 03308)прекрасно помню описанную Вами трагедию, только произошла она в 1976 году.Вы, в то время ребенок могли перепутать свой возраст, а я солдат-срочник перепутать первый год службы со вторым ну никак не мог. Самолет был ЯК-28У, спарка, одна из двух имеющихся в641 авиаполку. Самолет был невооруженный.Летчики, вот фамилии сейчас забыл, командир эскадрильи облетывал нового, прибывшего из училища или другого места службы молодого летчика. Офицальной причиной трагедии была признано попадание крупной птицы, типа баклана, в одну из турбин практически в момент отрыва самолета от ВПП.Анатолий, понятно, что отец Вам ничего не говорил, берег от лишней информации вас и вашу маму. Рассказать подробности могли бы ныне здравствующие командир 641 гвардейского полка(в/ч64262) в то время подполковник Неживой, и командир другой эскадрильи, в то время капитан (или майор, не помню) Погребной и другие офицеры авиаполка. Зайдите в "Новоземельцы-отзовитесь" на ветку в/ч юя 64262, а также по имеющимся там ссылкам.
_________________
в/ч 03308 КП телеграф 04.1975-11.1976
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
edkislook

Гость





СообщениеДобавлено: Пн Дек 04, 2017 15:34    Заголовок сообщения: Авиационные происшествия и курьезы
Ответить с цитатой

Всем привет, а почему нет нигде сообщений о пропавшем вертолете ми-8, гдето в конце 1999 начало 2000 г. там было 5 чел. 3 екипаж и 2 пасс.
Вернуться к началу
Newlander

Администратор сайта
Администратор сайта


Зарегистрирован: 08.06.2007
Сообщения: 2862

СообщениеДобавлено: Вт Дек 05, 2017 15:43    Заголовок сообщения: Re: Авиационные происшествия и курьезы
Ответить с цитатой

edkislook писал(а):
Всем привет, а почему нет нигде сообщений о пропавшем вертолете ми-8, гдето в конце 1999 начало 2000 г. там было 5 чел. 3 екипаж и 2 пасс.
А где они есть? Сообщения?
_________________
77510-П 1990-2000
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
edkislook

Гость





СообщениеДобавлено: Ср Дек 06, 2017 00:41    Заголовок сообщения: Авиационные происшествия и курьезы
Ответить с цитатой

Вот вот, 5 чел пропало а нигде ниче неизв, даже в офиц сводк, или это не форум "Авиационные происшествия и курьезы". Скорее всего это скрытие, чтобы меньше знали.
Вернуться к началу
Ветеран

главный старшина
главный старшина


Зарегистрирован: 28.10.2008
Сообщения: 66

СообщениеДобавлено: Ср Дек 06, 2017 05:03    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Было в прессе....
5 сентября 1999
Сегодня стало известно, что на Новой Земле потерпел катастрофу вертолет МИ-8 министерства обороны.
На Новой Земле вечером во вторник потерпел катастрофу вертолет МИ-8, принадлежащий 12-му Главному управлению министерства обороны России, сообщили в среду "Интерфаксу" в военном ведомстве, на борту вертолета находились три члена экипажа и шесть пассажиров.
Катастрофа произошла примерно в 45 км от населенного пункта Рогачево, Предприняты все меры для поиска вертолета и спасения находившихся на его борту людей.
На 11:00 МСК сегодняшнего дня вертолет пока не найден, отметили в Минобороны.
Ранее в пресс-службе МинЧС "Интерфаксу" сообщили, что связь с вертолетом была утрачена во вторник в 19:00. Он выполнял полет по маршруту мыс Меньшикова - Рогачево.
Командиром экипажа в МЧС был назван Леонид Иванов. Поисковые работы во вторник проводили самолеты Ан-72, Ан-26 и вертолет МИ-8 МТ. После наступления темноты поиск был прекращен.
В среду поисковые работы были продолжены.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Newlander

Администратор сайта
Администратор сайта


Зарегистрирован: 08.06.2007
Сообщения: 2862

СообщениеДобавлено: Ср Дек 06, 2017 09:57    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вот ссылка на 1 канал.
Вот сообщение на нашем форуме.
Так и не нашли.
_________________
77510-П 1990-2000
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
edkislook

Гость





СообщениеДобавлено: Ср Дек 06, 2017 22:54    Заголовок сообщения: Авиационные происшествия и курьезы
Ответить с цитатой

Благодарю... Правый летчик мой однокашник. Вечная память ребятам.
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Новая Земля -> Исторический зал Новой Земли Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 13, 14, 15
Страница 15 из 15

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах





Яндекс.Метрика

Rambler's Top100 Каталог webplus.info 200stran.ru

©   Автор логотипа форума - Нина Кузьмина