Company Logo

Реклама

.....

Где-то на Новой Земле

Подпишись!

на обновления сайта через

 

по e-mail


Читайте еще

Ненец Фома Вылка — абориген Новой Земли

Остров Новая Земля в Северном Ледовитом океане был открыт новгородцами в XI веке, но много веков еще оставался необитаемой, почти не исследованной окраиной Российского государства.

Поморы Кемского берега и мезенцы в летние месяцы ходили на парусных судах к берегам Новой Земли и всякий раз привозили оттуда и зверя и богатый улов рыбы. У поморов были на Новой Земле промысловые избы, однако оставаться там на зимовку они не решались. И не столько из-за сурового климата, сколько из-за страшной полярной болезни — цинги.

 

Профессор В. Ю. Визе в книге «Русские полярные мореходы из промышленных, торговых и служащих людей в XVII—XIX вв.» называет уже несколько лиц, зимовавших на Новой Земле. Это кормщик Чиракин Яков Яковлевич, крестьянин из села Шуя, Кемского округа, который много лет плавал на Новую Землю. Он первым на карбасе прошел Маточкиным Шаром в Карское море. В различные годы Чиракин до 10 раз зимовал на Новой Земле.

Кормщик Юшко Афанасий, житель города Мезени, около 50 лет (в XVIII веке) из года в год плавал на Новую Землю, но не говорится, что он жил там круглый год.

Кормщик Откупщиков Алексей Иванович по кличке «Пьеха», тоже из Мезени, начал плавать на Новую Землю с 13 лет (с 1727 года), но никогда не зимовал там.

А сын Пьехи — Павел Алексеевич Откупщиков зимовал на Костяном Носу Новой Земли, за что был награжден серебряной медалью.
Все эти факты имели определенное историческое значение. Потому что недостаточно лишь открыть землю, ее надо заселить, тогда и принадлежность этой земли к государству будет неоспоримой.

Архипелаг Шпицберген (Грумант) был открыт русскими поморами еще в XV веке, однако эта земля не вошла в состав Российского государства.

Иностранные мореходы и промышленники стали посещать Новую Землю только в XVI веке, вели там морской зверобойный промысел. Но и они не решались поселиться там.

За многие века, пока изучалась и осваивалась человеком Новая Земля, немало трагических историй разыгралось там. И большинство из них связано с коварной болезнью — цингой.

В 1763 году группа раскольников - старообрядцев, преследуемых царским правительством и святейшим синодом, бежала на Новую Землю. Двенадцать человек из них поселились на берегу Черной губы Новой Земли. Прожили они там всего полтора года, заболели цингой и все умерли.

В первой половине XIX века научная экспедиция — восемь человек во главе с Циволькой — погибла от цинги в районе Новой Земли.
В XIX веке иностранные суда начали все чаще и чаще посещать Новую Землю для зверобойных промыслов, создавать там временные поселения. Русское правительство стало принимать меры, чтобы закрепиться на Новой Земле. Начались более основательные исследования острова.

История помнит, что еще Петр I пытался создать на Новой Земле крепость, но сделано это не было.

В 1819 году архангельский военный губернатор контр-адмирал А. Ф. Клокотов, видимо, желая осуществить мечту Петра I, стал подбирать людей, опытных в мореходстве, желающих отправиться на казенном судне для описания острова Новая Земля. Контр-адмирал направил мезенскому городничему капитану Малыгину листок с вопросами и предложил произвести личный опрос мещан города Мезени, побывавших на Новой Земле. Вот некоторые из этих вопросов и ответы на них:

1. Нет ли в г. Мезени людей, которые часто бывали на Новой Земле и жили там?
Ответ. Восемь лет тому назад Иван Политов зимовал там три раза. Павел Откупщиков зимовал один раз, семь лет тому назад, имели там становище, первый — в Маточкином Шару, второй — на реке Нехватове в Черной губе.
2. Какие имеются становища или жилье русское на Новой Земле и как они называются?
Ответ. Есть становище в западную сторону острова — именуется Крестовое. Жилья на всей Новой Земле нигде нет никакого. Промышленники для постройки изб привозили сами лес, кирпич, из которого строили избы.
3. Как отапливалось жилье?
Ответ. Дровами, привозимыми с собой на судне, потребным числом на все время.
4. Есть ли на Новой Земле, кроме промышленников, природные жители и встречали ли вы их зимой?
Ответ. Жителей природных никаких нет, с начала веков слышно не было.

Однако экспедиция тогда так и не состоялась. Только в 1870 году Новую Землю посетила русская эскадра, чтобы ознакомиться с островом. К тому времени из рассказов поморов и норвежцев было уже известно, что на Новой Земле с 1867 года (по другим источникам — с 1869 года) круглогодично живет ненец Фома Вылка с семьей — женой и двумя детьми. Эскадра бросила якорь как раз против того места, где жил Фома Вылка. Когда Вылка увидел людей в военной форме с блестящими пуговицами, он очень испугался и подумал, что это приехал исправник, который разыскивает его за то, что Вылка стащил псалтырь у своего хозяина и не возвратил карбас одному пустозерскому богачу. Не долго думая, Фома убежал в тундру. Начальству эскадры так и не удалось встретиться с аборигеном Новой Земли Фомой Вылкой. Было решено организовать на острове спасательную станцию, которая могла бы оказать помощь пострадавшим при крушении судов морякам, промышленникам и могла бы стать местом убежища для людей, терпящих бедствие. Решено было организовать охрану северных территориальных вод и постепенно проводить заселение острова людьми — колонистами, чтобы тем самым закрепить принадлежность острова за Россией.

В 1872 году на Новую Землю прибыла вторая ненецкая семья — Пырерки Максима Даниловича. Ненецкие робинзоны доказали, что человек может жить на Новой Земле.

В 1877 году русское правительство направило на Новую Землю морские суда с готовыми домами для спасательной станции в Малых Кармакулах. Шесть семей ненцев-колонистов ехали, чтобы остаться жить на спасательной станции и заниматься зверобойным промыслом. Руководить строительством был командирован морской офицер Тятин. Он прожил на Повой Земле от летней навигации 1878 года до навигации 1879 года. Этот случаи в российской прессе вызвал немало шума. Пятнадцать различных газет и журналов писали о том, что Тятин доказал возможность круглогодичной жизни человека на Новой Земле.

ненцы-проводники

Тот факт, что семья ненца Фомы Вылки с детьми прожила на острове уже 8 или 10 лет, а вторая семья ненца Пырерки — 7 лет, газеты как-то обходили молчанием. Между тем именно эти две ненецкие семьи, а не Тягни первыми доказали возможность круглогодичной жизни человека на Новой Земле.

Обосновавшиеся в Малых Кармакулах семьи колонистов-ненцев избрали Фому Вылку, как первого жителя острова, старостой. На него возложили заботу о людях-колонистах, обязанности по охране порядка, а также организацию разгрузки н погрузки морских судов. При исполнении своих служебных обязанностей Фома надевал поверх заплатанном и просаленной ворванью малицы белый круглый жестяном значок, что означало десятник. После отъезда Тятина все управление спасательной станцией перешло в руки Фомы. Он много лет добросовестно исполнял эту обязанность.

Фома Вылка — интересная личность. Родился он на берегу Голодной губы в устье реки Печоры, в самой бедняцкой семье. В семь лет, оставшись круглым сиротой, пошел в батраки к богатому оленеводу и работал только за то, что его кормили.
У хозяина был сын, которого учили грамоте, заставляли читать и писать. Фома все это видел. Он попросил молодого хозяина они были одногодками— научить и его грамоте. Они уходили подальше в тундру или в лес, где их никто не видел, там чертили на снегу или на песке буквы, складывали слова, читали по слогам. Так Фома познал русскую грамоту. А однажды, когда хозяин сильно избил Фому, он убежал из дома, прихватив с собой хозяйский псалтырь...

Переходя с пастбища на пастбище, где собиралось много оленеводов, Фома присмотрел себе красавицу девушку и решил жениться. Нарушив древние обряды сватовства, сам спросил девушку, желает ли она стать его женой. И только, когда получил ее согласие, заслал сватов. Прошло несколько лет. Фома приехал в древнюю столицу европейских ненцев Пустозерск на ярмарку. Здесь его уговорили принять христианство, обвенчаться со своей женой по христианскому обряду, окрестить дочь. Сам Фома должен был принять исповедь в церкви. Вот тут-то и произошло нечто непредвиденное. Священник спросил исповедывающегося «Не воровал ли ты?» Фома заволновался, расстроился, хотел даже сбежать, но наконец признался, что в детстве взял у хозяина псалтырь...

Новый хозяин, к которому Фома нанялся на эту работу, предложил ему поехать на остров Вайгач во главе промысловой артели хозяина промышлять морского зверя. Так три года ходил Фома на карбасах по морю на Вайгач и всегда привозил хозяину хорошую добычу. За Фомой укрепилась репутация удачливого охотника, умелого лоцмана и хорошего старосты промысловой артели. Через какое-то время стал он просить хозяина отправить его с артелью на промысел морского зверя на Новую Землю. Хозяин одобрил этот план, собрал
артель, снарядил два парусных карбаса. В пути на Новую Землю их встретил сильный шторм, сорвало руль у одного карбаса, Фому смыло в море. Чудом помощник затащил его на борт за волосы. Один карбас повернул обратно, второй, который вел Фома Вылка, благополучно дошел до берегов Новой Земли. Так Фома Вылка с женой и дочкой впервые попали на Новую Землю. Через год у них родилась там вторая дочь.

Однажды Фома возвращался с промысла и увидел около избы-бугра, где были жена и дети, большого белого медведя. Белый медведь у ненцев считался священным зверем. Охота на него не запрещалась, но охотник, прежде чем убить этого зверя, должен мысленно посоветовать медведю уйти подобру-поздорову. Если медведь не уйдет, значит, он сам желает смерти. Фома убил белого медведя, подошел к нему, извинился, поклонился, как хозяину Новой Земли и моря. Мясо медведя, по древним ненецким обычаям, разрешалось есть только мужчинам. Тушу священного зверя можно было заносить в чум не через дверь, которая считалась нечистым местом, а только с передней стороны чума, приподняв его покрывало. Женщины могли есть медвежье мясо, если они нарисуют себе углем усы и бороду. Такой «хитрый ход» с отступлением от древних обрядов, видимо, помог спастись от голодной смерти многим ненецким женщинам.

Много трудностей пришлось пережить семье Фомы Вылки на Новой Земле. Суровые, бесконечно длинные зимы, одиночество. Пищу добывали с большим трудом, одежду и обувь шили из звериных шкур. Дров не хватало, чтобы немного обогреть н осветить чум, жгли ворвань — сало морского зверя.

В трудах высочайше учрежденной комиссии по устройству северного края (издание 1885 года) говорилось: «По новейшим ученым исследованиям Новая Земля представляется наиболее суровою арктической местностью из всех исследованных доселе пунктов Земного шара. Природа ее суровее, чем природа в Гренландии и на островах Шпицберген. По словам лиц, коим пришлось зимовать на Новой Земле, нестерпимый холод и суровые природные условия так действуют на телосложение, что даже самые крепкие организмы принуждены поддерживать себя во время зимы медикаментами. Кроме того, сознание какой-то беспомощности и бессилия пред мертвенною окружающей природою, особенно во время двухмесячной полярной ночи, производит на психическую сторону человека такое тягостное впечатление, что даже развивает наклонность к самоубийству».

Однажды, когда рядом с семьей Вылки на острове уже жила семья другого ненца — Пырерки Максима Даниловича,— случилось такое событие. Глубокой осенью к чумам ненцев пришли моряки-норвежцы с разбитого судна. Вид их был ужасен: изнуренные до полусмерти, в изодранной одежде и обуви. Фома и Пырерка с радостью приняли их в свои чум, накормили, обогрели, предоставили им лучшие места в чуме. Жены сшили им теплую меховую одежду и обувь. Норвежцы не ели тюленьего мяса, и ненцам приходилось специально ездить на охоту в горы, убивать там диких оленей и кормить гостем свежим вареным мясом. Когда один из норвежцев заболел цингой, Фома н Пырерка насильно заставляли его пить теплую кровь зверей и есть сырое оленье мясо, растирали ему ноги, тело, принуждали ходить, не давали много спать, и так спасли его от смерти.

Весной ненцы дали норвежским морякам лодку, и те уехали на родину. Расставание было очень трогательным: плакали, целовались, обнимались, моряки благодарили ненцев за спасение от неизбежной смерти. Обменялись подарками. Фоме подарили трубку, а он им — моржовый клык.

Прошло несколько лет с тех пор, как уехали моряки. Однажды в Малые Кармакулы пришел морской пароход. Всех колонистов-ненцев пригласили на него. Шведский посланник зачитал и преподнес грамоту-благодарность за подписью шведского короля. Затем стали раздавать подарки. Первый подарок Фоме Вылке — ружье-штуцер и патроны. Показали, как им пользоваться. Фома с радости не удержался и сразу выстрелом с руки расшиб голову плавающей гагары, чем нарушил порядок торжественной церемонии...

Известный русский исследователь Севера начальник спасательной станции на Новой Земле Д. К. Носилов в 1805 году в журнале «Русская мысль» в статье «История одного самоеда» (самоедами называли ненцев в царской России) писал о Фоме Вылке:

«...Знал одного самоеда, которым был популярнее другого общественного деятеля н был известен не только в своей тундре, но даже за границей. Его знали многие путешественники, ученые, моряки, мало того, его знали даже высокопоставленные особы, посылая к нему особые миссии.

Еще в Петербурге и в Москве от ученых и моряков я слышал о Фоме, как о какой-то чуть не легендарной личности Новой Земли, поэтому понятно мое любопытство в пути, пока шел пароход в Мало-Кармакульскую губу. Наконец я на берегу, подхожу к группе самоедов, спрашиваю Фому, мне показывают его, мы здороваемся. Он смело протягивает мне руку, обмениваемся приветствиями. Когда я сказал, что приехал на несколько лет, Фома улыбнулся и спросил: а не боюсь ли я цинги? Так мы познакомились с Фомой и дружно работали па станции. Когда я уезжал, то не забыть мне, как прощался со мной старик Фома, он говорил, что, может, мы уже не свидимся, признался, что полюбил меня, считал за своего сына».

В 1910 году доктор медицинских наук И. М. Захаров проводил на Новой Земле медицинское обследование ненецкого населения. В своем отчете он пишет: «Антропологический тип их характернее в старшем поколении, чем в молодом; все самоеды без видимых физических недостатков и признаков вырождения, обладают отличным здоровьем: выносливы, с редкими, несерьезными заболеваниями, и, кажется, только под старость. Что имеет здесь значение — племенная ли стойкость, близость ли жизни к природе, хотя и суровой, или исключительная чистота воздуха — ответить пока нельзя, но, во всяком случае, указанное явление свидетельствует о жизнеспособности самоедского населения новоземельских колонии. Среди них по числу лет большой процент старческого возраста, но лица эти еще бодры и трудоспособны...»

Это медицинское заключение опровергало антинаучную теорию и расистские взгляды некоторых официальных правительственных лиц о ненцах, как о вымирающем, нежизнеспособном племени.

Несмотря на суровые климатические условия, на плохое снабжение продовольствием, физическое состояние и здоровье всех колонистов-ненцев было исключительно хорошим, что представляет большой научный интерес даже в наше время.
Фоме Вылке, Максиму Пырерке и другим ненцам удалось осуществить то, что на протяжении нескольких столетий оказывалось не под силу ни русским отважным северным морякам, ни голландцам, ни норвежцам — поселиться и постоянно жить на пустынном холодном острове Новая Земля.

ЛИТЕРАТУРА
Визе В. Ю. «История исследования Советской Арктики», М. 1934.
Визе В. Ю. «Русские полярные мореходы из промышленных, торговых и служащих людей р XVII — XIX вв.» М.. 1935.
Захаров И. М. «Медико-санитарный отчет о поездке на Новую Землю». С.-Петербург. 1910.
«Материалы по исследованию Новой Земли», выпуск I. 1910 и выпуск 11, 1911, С.-Петербург.
Садовский В. Н. «О колонизации Новой Земли», М. 1910.

А. ЕВСЮГИН. Журнал "Наука и жизнь" 1974 г. №9

 

Реклама

.....

Погода на Новой






Яндекс.Метрика

 

Rambler's Top100

Рейтинг Mail.ru

Каталог webplus.info

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время

Яндекс цитирования

 

Реклама

.....


Катамараном на Новую Землю Поддержите наш сайт Новая Земля — военная земля

2011-2019 © newlander home studio