Company Logo

Реклама

.....

Где-то на Новой Земле

Подпишись!

на обновления сайта через

 

по e-mail


Читайте еще

Основание Белушьей губы

После посещения Новой Земли в 1894 г. архангельский губернатор А.П.Энгельгардт записал:

"Сосредоточение в двух пунктах (в Малых Кармакулах и в Маточкином Шаре) всех новоземельских колонистов, число которых значительно увеличилось с привезенными нами 37-ю самоедами, было признано неудобным, главным образом, потому, что при скученности в одном поселении самоеды мешают друг другу в производстве промыслов. Сами самоеды в течение промыслового времени расселяются ежегодно по разным пунктам острова: одни промышляют на Гусиной Земле, другие, — около Костина Шара и т.д. Вследствие этого, я нашел необходимым устроить новое становище близ Гусиной Земли, в южной части острова. Но переселение самоедов на новое место было бы возможно лишь в том случае, если бы это становище стал ежегодно посещать пароход товарищества Архангельско-Мурманского пароходства, доставляя колонистам все необходимое и отбирая на месте предметы их промыслов, а для этого необходимо было выбрать якорную стоянку, сделать промеры и поставить опозновательные знаки" (А.П.Энгельгардт. Русский Север. Путевые заметки. - С.-Пб., 1897, с. 164-165). 

 

Важным доводом в пользу организации нового становища в юго-западной части Южного острова А.П.Энгельгардт считал обнаружение в этой местности экспедицией инженера Чернышева “значительного количества каменного угля". Поэтому в 1896 г. транспорт “Самоед” не только должен был доставить экспедицию князя Голицына, но и выбрать и обследовать на Новой Земле место для будущего становища. Указанную задачу экипаж “Самоеда” выполнил на высоком уровне. В этом большая заслуга всего экипажа и офицеров: командира транспорта — капитана 2-го ранга В.Лилье, штабс-капитанов Н.Воронина и Н.Морозова, лейтенантов А.Гаврилова, И.Назимова и И.Шмидта, мичмана Фефилова, врача А.Еремеева и др.

 

Исследовав северную часть пролива Костин Шар, “Самоед” зашел в губу Белушью. Здесь и была найдена бухта, отвечающая требованиям к стоянке морских судов, которые свяжут будущее становище с Архангельском. Эта бухта в честь судна была названа “Самоед”. Команда "Самоеда” провела комплексные гидрографические работы в губе Белушьей и в заливе Рогачева, соорудила из каменных плит два мощных опознавательных знака — “знак Лилье”, “Астрономический” и поставила два створных знака. На карте появились названия в честь участников экспедиции: мысы Лилье и Морозова, бухта Назимова, залив Гаврилова, острова Фефелова. И, конечно, бухта “Самоед”, на берегу которой и возникло в 1897 г. становище Белушья Губа.

 

По сведениям А.П.Энгельгардта к 1897 г. на Новой Земле прожинало 16 ненецких семейств: 10 семейств в Малых Кармакулах и 6 — в Маточкином Шаре. Из них: взрослых мужчин 41 человек, женщин — 42, способных заниматься промыслом — 23 человека. Кроме того, на южной оконечности острова уже несколько лет проживали 4 семейства (2 русских и 2 самоедских), самостоятельно прибывших туда на лодках из Печорского уезда. Но состав этих семейств не был известен.

 

 

Летом 1897 г. во вновь открытое становище “Белушья Губа” были поселены 34 человека (среди них и русский промышленник Василий Кириллов с женой и детьми). Еще в 1893 г. В.Кириллов вместе с крестьянином Яковом Запасовым на лодке отправились от устья Печоры на Новую Землю.

 

В 1898 г. В.Кириллов вернулся на Большую Землю, а имя Я.Запасова прослеживается в документах до 1910 г. В это время он проживал в становище Маточкин Шар вместе с женой, снохой и шестилетней внучкой. В 1898 г. в Белушьей Губе проживало 35 человек (20 мужчин и 15 женщин). Основная часть населения Белушей Губы занималась промысловой деятельностью. Несколько ненецких семей жили в построенном деревянном доме, а остальные и в зимнее и в летнее время — в чумах. Летом ненцы разъезжались по тундре, добирались и до Карского берега. Зимой ставили деревянные ловушки на песцов, научились из бревен плавника строить ловушки на белых медведей. Летом в реках и озерах заготавливали гольца, омуля, а у побережья архипелага ловили треску. На огромных птичьих базарах собирали яйца и пух. Стреляли белых медведей и диких оленей. Охотились на птиц, моржей, тюленей, морских зайцев, белух. Для охоты использовали небольшие лодки. Особенно ценились моржовые клыки. По тундре передвигались в основном на собачьих упряжках, которые завозились из Большеземельской тундры. Из выделанных оленьих шкур изготавливали одежду, обувь, ремни, а сухожилия использовали для шитья. Оленье мясо шло в пищу. Птичьи яйца ели сырыми или запекали в раскаленных углях костра Птичье мясо засаливали на зиму в бочках. Из шкур морских животных изготавливались ремни и упряжи для нарт. Из жира вытапливали ворвань. Жир и сало морских животных использовались для освещения жилья, добавлялись в корм для собак, употреблялись в качестве приманки для песцов в деревянных ловушках — кулемах. Шкуры песцов, медведей, моржовые клыки, ценные породы засоленной рыбы, ворвань — дважды в год вывозились летом и осенью на судах в Архангельск. Взамен местное население получало продукты питания, табак, охотничье оружие, порох, пули, патроны, товары повседневной необходимости. Поэтому деньги мало интересовали обитателей Белушьей Губы и других становищ. Основой здесь был натуральный обмен добычи промышленников на завозимые с “Большой Земли” товары.

 

В 1900-1901 гг. исследования и зимовку на Новой Земле осуществляет художник А.А.Борисов, В губе Поморской, на юго-западном побережье пролива Маточкин Шар, он возводит большой деревянный дом. В Маточкином Шаре во время зимовки познакомился Л Л. Борисов с четырнадцатилетним ненецким подростком Ильей (Тыко) Вылкой. С начала зимовки и до ее окончания Борисов упорно писал картины. Именно он оказал сильное воздействие на Тыко Вылку — будущего известного ненецкого художника и общественного» деятеля.

 

В 1901 г. ушел с поста архангельского губернатора А.П.Энгельгардт. В последующие годы ухудшилось экономическое положение новоземельских поселенцев. Так продолжалось до 1908 г., когда губернатором был назначен И.В.Сосновский. Он успешно продолжил деятельность по колонизации Новой Земли, начатую Энгельгардтом.

 

В 1905-1907 гг. И.К.Вылко (Тыко Вылка) самостоятельно нанес ни карту неизвестные участки побережья Новой Земли. В 1905 г. он знакомится с художником и писателем С.Г.Писаховым, ипервые летом приехавшим на архипелаг. “Картины Вылки меня поразили, — писал Писахов, — глубоким пониманием полярного пейзажа. Картины были исполнены пером и акварелью." Писахов, уезжая через дна с половиной месяца с Новой Земли, оставил Вылке краски. Л учить отказался, так как считал, что самобытный талант ненецкого художника должен был помочь найти самостоятельную дорогу. Из воспоминаний Писахова мы узнаем, что лромышленники уходили из становищ на места промысла на все лето. В становищах ос- тшплись только старики, старухи и дети. Вплоть до 1945 г. много раз приезжал Писахов на Новую Землю. А в 1907 г., уезжая в очередной раз с архипелага, он взял камешек, чтобы бросить его в Большой канал в Венеции. Но в Венецию он не попал, и камень пропутешесповал в Иерусалим, к Мертвому морю, в Хеврон, побывал на пирамиде Хеопса, в Колизее, был в Афинах. А затем камень был возращен на Новую Землю. Так и лежит где-то до сих пор...

 В.А.Русанов (слева) на Новой Земле.

 

В 1907 г. В.А.Русанов на ветхом карбасе и пешком проводил геологические исследования с запада на восток (и обратно) в проливе Маточкин Шар. Тыко Вылка был проводником этой экспедиции Русанова на Новую Землю и последующих (1908, 1909, 1910 гг.). За участие в экспедиции 1910 г. Тыко Вылка был награжден нагрудной золотой медалью на Анненской ленте и поощрительной медалью Русского географического обществ;!. После экспедиции 1910 г. РусаНов помогает Вылке устроиться на учебу в Москву к художникам В.Переплетчикову и А.Архипову. В марте 1911 г. в Москве была открыта персональная выставка работ Тыко Вылки. В этом же году он вместе с Русановым вернулся на Новую Землю, чтобы принять участие в очередной экспедиции на парусно-моторной шхуне “Полярная”. Прибыл Тыко Вылка на архипелаг в черном плаще с золотыми пряжками, на голове — котелок, и в пенсне. На шхуне экспедиция Русанова совершила обход южного острова архипелага. Из Маточкина Шара Вылка опять собирался уехать в Москву. Но пришла весть о трагической гибели его брата, и по обычаям своего народа он должен был жениться на вдове, оставшейся с шестью детьми. А через год, в 1912 г., Русанов ушел с Новой Земли в экспедицию, из которой не вернулся. До конца жизни помнил Вылка своего старшего друга.

 

В 1910 г. строится становище Ольгинское для русских поселенцев в губе Крестовой. Это был и своеобразный ответ России некоторым представителям Норвегии. Например, в феврале 1910 г. в норвежской печати опубликовалось заявление шкиперского союза г. Тромсе, в котором Северный остров Новой Земли был объявлен “никому не принадлежащей землей”. Летом этого же года под руководством Г.Я.Седова проводилась опись губы Крестовой в связи с организацией в ней становища Ольгинское. Экспедиция Седова прибыла в губу Крестовую на том же пароходе, что и русские колонисты из Шенкурского уезда, плотники (и разобранные постройки для становища). На этом же пароходе плыл на Новую Землю художник Н.В.Пинегин — будущий участник экспедиции Г.Я.Седова к Северному полюсу. Седов составил подробную карту губы Крестовой, на которой были устранены неточности карты, составленной в 1909 г. Русановым.

Мыс Подрезов. 1914 г. 

 По переписи населения Новой Земли в 1910 г. в становище Малые Кармакулы проживало 33 человека (8 мужчин, 11 женщин и 14 детей), в становище Белушья Губа — 31 человек (соответственно —10, 11, и 10 человек), в становище Маточкин Шар — 28 (13, 8, 7) и в становище Ольгинское (Крестовая Губа) — 16 (6, 6, 4). Итого постоянных жителей в 1910 г. было 108 человек. Правительство не только обеспечивало два бесплатных пароходных рейса на архипелаг, но и освободило от воинской повинности постоянных жителей Ноши Земли. Каждому новому поселенцу выдавалась безвозвратная субсидия. Приносили доход и но- воземельские промыслы. В 1910 г. на торгах в Архангельске за промысловую добычу, доставленную с Новой Земли, была выручена очень крупная сумма — 20266 рублей 88 копеек. Наиболее ценились на этих торгах медвежьи и песцовые шкуры, а также оленьи и белушьи шкуры, белушье и нерпичье сало.

 

В 1912 г. архангельский губернатор создаст Комиссию по заведованию новоземельскими колониями. Губернатор лично назначил председателя и двух членов комиссии. Отныне промысловый товар забирался у иовоземельских промышленников на основе квитанционных книжек, ипем весь товар реализовывался на аукционах в Архангельске. Для контроля каждый покупатель оформлял (с личной росписью) тор- 1шые листы. Когда заканчивались ежегодные торги, на каждого промышленника составлялся личный счет с указанием продажной цены поставленных им товаров и закупленных для него припасов.

 

Весной 1912 г. в Архангельске было срублено здание церкви-школы пин становища Белушья Губа. На сооружение этого здания средства пили Лужской второй гильдии купчиха Александра Шашкова (5000 рублей) и Училищный Совет (2500 рублей). В августе 1912 г. сруб Пыл доставлен в Белушью Губу. На пароходе прибыла артель (около ]0 человек) от подрядчика И.А.Башлыкова. Здание церкви-школы Оыло поставлено недалеко от побережья залива и представляло со- Пой деревянное сооружение, одноэтажное, крытое двойным тесом. Длина здания — 12 саженей, ширина — 6 саженей. Капитальные миутренние стены разделяли здание на церковь с алтарем, класс, две комнаты для священника, кухню, прихожую, две кладовки, комнатку для аптеки и сени. Высота всех помещений равнялась (от пола до потолка) пяти аршинам. Здание снаружи окрасили охрой, а внутри обшили войлоком лицевые стены и потолки. Чтобы помещения были светлыми, окна изготовили больших размеров (3 аршина х 2 арши- нп). В каждое окно вставили по три рамы, причем внутренние имели шюйные стекла. Благодаря этому в самые лютые морозы термометр и церкви-школе показывал +7°К, в то время как в избах промышленников термометр в этих же условиях опускался до -15°К. Из-за плохой погоды и небольшого количества рабочих дней (с 20 августа по 1 октября), внутреннюю отделку школы артель рабочих до своего отъезда в Архангельск в 1912 г не успела закончить.

 Г.Я. Седов с членами команды на борту экспедиционного судна «Святой мученик Фока»

 

Под вечер 23 августа 1912 г. к становищу Белушья Губа подошло судно “Святой Фока” первой русской экспедиции к Северному полюсу Г.Я.Седова. Судно должно было идти на Север вдоль западного берега Новой Земли, но разыгравшийся шторм вынудил зайти в Белушью Губу. Бросив якорь напротив становища, участники экспедиции, включая Г.Я.Седова, художника Н.В.Пинегина, географа Н.Л.Визе, геолога- М.А.Павлова, отправились в шлюпке к берегу. К полдень 24 августа “Святой Фока” ушел дальше на Север.

 

Весенним пароходным рейсом 1913 г. в Белушью Губу прибыла новая артель, присланная подрядчиком для окончания внутренней отделки здания. К 14 сентября этого года все работы были закончены. В церкви был установлен иконостас простой столярной работы. Иконы писаны на железных листах масляными красками. Училищный Совет, Его Преосвещенство Нафанаил Епископ Архангельский и Холмогорский и другие благотворители пожертвовали большие суммы на церковную утварь. Среди жертвователей была создательница храма купчиха А.Шашкова, Ново-Афонское подворье, ненцы и многие другие. Осенью 1913 г. ко дню освящения храма прибыли на собачьих упряжках из становиша Малые Кармакулы иеромонах Никольского скита отец Михаил и несколько ненцев. На праздник освящения собрались все жители Белушьей Губы и приехавшие с севера гости. Священнослужителям прислуживали два ненца. На память об освящении церкви каждый глава семьи получил в дар Библию, а остальные — по книге духовно-нравственного содержания. Книги пожертвовал архангельский торговец С.И.Коржавин.

 Водопад имени фотографа Поплавского. 1914 г.

 

Так началась новая страница в жизни становиша Белушья Губа. И новая духовная жизнь была связана не только с открытием церкви, но и с открытием Новоземельской Белушской церковно-приходской школы. И очень важно, что именно здание церкви-школы — уникальный памятник истории и культуры — сохранилось до наших дней.

 

В 1913 г. в Белушьей Губе проживали: 19 мужчин, 20 женщин. Детей школьного возраста (7-14 лет) было 10 человек (4 мальчика и 6 девочек). И все эти дети с осени пошли учиться в церковно-приходскую школу. Были приобретены в достаточном количестве письменные принадлежности. В числе наглядных пособий имелись картины Ветхого и Нового Заветов, глобус, несколько географических карт, арифметический ящик, шведские и торговые счеты, компас и разновес (1 фунт). Школьная библиотека состояла из 356 экземпляров учебников (48 эк-земпляров для учащихся) и 62 книг дтя внеклассного чтения. Книги для чтения брали из школьной библиотеки и взрослые ненцы.

 

Занятия начались 2 октября 1913 г. и закончились 16 мая 1914 г. Перерывов в занятиях не было. Было проведено следующее количество уроков по каждому предмету: по Закону Божию 310 уроков, по церковному пению 102 урока, по церковно-славянской грамоте 133 урока (в младшем отделении 31 урок, в среднем отделении 102 урока), по русскому языку 310 уроков (46 уроков разговорных и 264 урока письма и чтения), по арифметике 288 уроков (в младшем отделении 134 урока и в среднем отделении 154 урока), по чистописанию 132 урока.

 

Вот имена учащихся: младшее отделение — Анна Немчинова, Ирина Вылка, Параскева Логей, Иоаким Пырерко, Петр Логей; среднее отделение — Дарья Логей, Елена Вылка, Иона Вылка, Юлия Ледкова, Николай Лагей. Последний был, как и остальные, переведен в следующее (старшее) отделение, хотя и не смог принять участия в годовых испытаниях (экзаменах). Николай Лагей до экзаменов вынужден был уйти с братом на промысел. Заведовал школой священник Иоанн Ковров.

Реклама

.....

Погода на Новой






Яндекс.Метрика

 

Rambler's Top100

Рейтинг Mail.ru

Каталог webplus.info

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время

Яндекс цитирования

 

Реклама

.....


Катамараном на Новую Землю Поддержите наш сайт Новая Земля — военная земля

2011-2019 © newlander home studio