Company Logo

Реклама

.....

Где-то на Новой Земле

Подпишись!

на обновления сайта через

 

по e-mail


Читайте еще

Покоритель неба, воды и земли

 

Именно так в переводе с древнего татарского языка звучит имя Жиганша.

Слово «покоритель» несколько велеречивое и на внешность скромного Жиганши Кешовича Мусина, право, не проецируется, зато полно отражает суть. Небо и море военный летчик полковник Мусин покорил, а что касательно земли, так не только на материковой части суши он служил, а ещё и на архипелаге Новая Земля. И между прочим, продолжает служить, хотя уже в новом качестве: в конце 2009 года жители самого молодого в нашей области городского округа «Новая Земля» избрали Жиганшу Мусина главой своего муниципального образования. С ним мы беседуем.

 

 

Жиганша Мусин

- Жиганша Кешович, у вас в роду были авиаторы?

- Нет. Я, как принято говорить, из простой рабочей семьи.

- Тогда как вы пришли в авиацию?

- Учился в средней специализированной школе, называлась она школой юных космонавтов. Учебная программа та же, что и у всех прочих, но целый ряд дисциплин, в том числе математику, физику, химию, у нас вели преподаватели из летного училища. Были и практические занятия, связанные с авиацией, парашютное дело. Летчики к нам в школу приходили, я на них смотрел уважительно, не завидовал им, с гордостью смотрел, как многие из мальчишек моего возраста. Это и предопределило мой выбор - поступил в Сызранское высшее военно-авиационное училище летчиков. 1971 год.

- Люди тогда стремились в небо?

- Конкурс был – семь человек на место. А готовили нас действительно хорошо. Жизнь это проверила самым жестоким образом: впоследствии в Афганистане меньше всего сбивали ребят из нашего выпуска. Позже, когда в связи с войной вертолетчиков стали готовить по так называемой ускоренной программе, погибать их стало больше.
Начальный курс осваивали на легком вертолете Ми-2. Следующий, основной этап - Ми-4, хорошая, надежная машина. Однако нам выпало быть первыми, кто после Ми-2 сразу перешли на Ми-8, – он тогда на вооружение поступил.

- Вы родились в Поволжье, учились в Сызрани – далековато от морей, а специальность получили морского летчика. Насколько осознанно?

- Здесь тоже случай подтолкнул – пришел морской офицер в училище, в красивой форме, сам красивый - стройный, строгий… И как раз объявили первый набор в морскую авиацию. Я изъявил желание… А море впервые в жизни увидел в Крыму, когда прибыл для прохождения службы в полк, на аэродром в Каче, – 872-й вертолетный полк берегового базирования.

- Долог путь от выпускника училища до классного летчика?

- Из училища в часть лейтенанты приходят, условно говоря, с нулевым классом, хотя и допущены к управлению машиной, и практику имели. Чтобы летчики из них получились, нужно много летать - и днем и ночью, и при погодном минимуме и с боевым применением, а чтобы на I класс пилота подготовить, лет восемь-десять требуется. Это трудный путь.

- Когда вам в академию предложили поступать, с каким классом ходили?

- У меня уже был I класс.

- Как этот трудный путь одолели?

- В полку были три эскадрильи, у каждой своя специализация: транспортники, спасатели, разведка, противолодочники. Летали мы очень много, интенсивно, осваивали траление морских мин с помощью вертолетов, – к слову, такая задача главкомом Горшковым тогда ставилась впервые.

- А на Крайнем Севере как оказались?

- Намечалась моя командировка в… Сирию – должен был вылететь на смену пилоту, у которого истекал срок службы. Стал оформлять документы. В таких случаях медицинская комиссия обязательна. Прошел ее, в личном деле поставили штамп «Годен для прохождения службы в районах с неблагоприятным климатом», как вдруг командование свое решение переиграло – срочно потребовался вертолетчик на Новую Землю. Опять комиссия - тут же, - и новый штамп, рядом с прежним, с тем же текстом: «Годен для прохождения службы», но уже не в Сирии, а в Арктике! Пятого июля – мой день рождения, а в предписании указали: «6 июля прибыть для прохождения службы в Амдерму-2». Поэтому дату хорошо помню.

- Жиганша Кешович, этот вопрос всем без исключения новоземельцам задаю: когда прибыли, какими были самые первые впечатления?

- Прилетел в Рогачево, тогда Ту-134 из Талаг на Новую Землю летал, сошел на землю: погода хорошая, местность, правда, диковатая, но зато люди замечательные… Встретили меня в самом деле хорошо – у новоземельцев в доброй традиции радушно новичков встречать, – всё рассказали, показали…

- Тундра полярная - глазу не во что упереться. Низкое небо. Ветер без конца. Вас они не угнетали?

- Неделю не угнетали, и вторую пережил, вроде бы ничего… Позже началось. Долго потом привыкал. Привык, но не свыкся до конца. В первый отпуск, помню, поехал – вышел из самолета и увидел… деревья! И забытые запахи так неожиданно на меня свалились! Я чуть не прослезился…

- Итак, вы – капитан, командир отряда 194-й отдельной смешанной авиационной эскадрильи. Большое хозяйство?

- Одиннадцать вертолетов и 12 экипажей. В парке – машины типа Ми-8, Ми-6 (это такой большой воздушный грузовик), были еще Ми-4 и «аннушки» - самолеты Ан-2. Полигон действовал - всем находилась работа. Иногда даже машин не хватало и звали на подмогу гражданских – у них оранжевая окраска, мы их «апельсинами» прозывали. Из Рогачево в Северный летали целыми караванами, по два раза в день – днем, ночью, летом, зимой. Полеты плановые, патрульные, тренировочные...

- Мне знакомы «слепые вахты», когда штурман ведет корабль только по приборам. А как летают при нулевой видимости, еще и в полярную ночь?

- Тоже по приборам. Но полярная ночь – не худший вариант. Хуже весной, в апреле, когда солнце: море и суша слепят белым, всё сливается - ориентиров вообще никаких! Однажды летели на Маточкин Шар и нас выручил только след во льдах – его атомный ледокол «Ленин» оставил…

- Мне рассказывали, что вы один из первых в стране, кто освоил посадку вертолета на воду…

- В 87-м я отслужил на Новой Земле, вернулся в Крым, был замом комэска в том же полку, что и раньше, но уже противолодочником: очень интенсивные полеты, днем и ночью, и с посадкой на воду тоже... В 90-х с развалом страны началась дележка флота – мы ее «украинизацией» называли. С офицерами разговор короткий: или принимайте присягу Украине, или уезжайте. Я уехал на Новую Землю, хотя и с понижением. Службу закончил в 2005-м полковником, заместителем начальника полигона по авиации – начальником отдела авиационного обеспечения, потом стал заместителем главы администрации Белушьей Губы. Вот и всё…

- Нет, не всё. Утаили факты из биографии. Когда я первый раз приезжал на полигон, мне многие говорили: Жиганша Кешович – наш герой, он десятки людей спас. Нечего скрытничать, рассказывайте…

- Два нештатных случая были при испытаниях. В 84-м на поверхность из-под земли выбросило радиоактивные газы. Мы должны были выполнить с вертолета дозиметрические замеры над шахтой. Ущелье узкое, уклониться не удалось, облако нас зацепило… В 87-м такая же аварийная ситуация: горушку сильно тряхнуло и тоже облако поплыло. Испытания обеспечивали четырнадцать вертолетов. Два оказались в стороне, а остальные должны были срочно эвакуировать людей. Я был старшим на вертолетной площадке, и был уговор, что эти двенадцать вертолетов взлетят следом за мной.

- Сколько людей вы на борт забрали?

- Кто же их считал?! Но запихнули всех… Облако прет и прет. Запрашивал команду на взлет, а ее нет и нет. Тогда принял решение уводить вертолеты не по установленному маршруту, так как он проходит через эпицентр, а по ущельям, по свободной от радиоактивного заражения зоне. За мной, как условились, поднялся остальной караван. Пролетели мимо облака, сели на запасную площадку, там и отсиделись, позже вернулись на старую площадку, снова в обход облака…

- Чем лично для вас закончилось первое ЧП?

- Представили к ордену Красной Звезды. Потом его заменили отпуском…

- ?!

- Да, вот еще что… Сарафанное радио, знаете, как работает? В Крыму ЧП неверно истолковали, и ребята в полку деньги мне на похороны собирали…

- Просквозить радиоактивное облако и уцелеть – это ли не чудо?

- Была своевременная и очень тщательная санобработка. Я из бани вышел: где одежда? А мне показывают на огонек костра: там твоя одежда, вся. Только табельное оружие - пистолет не сожгли, номер ШК2241…

- А второй случай? За «самоуправство» вас наказали или наградили?

- Ни то ни другое. ЧП серьезное - даже в «Правде» о нем небольшую заметку дали, но происшествие аварийное, хотя и не по нашей вине. За аварии у нас не награждают. Но не это главное, главное – людей не облучили понапрасну.

Беседовал Олег ХИМАНЫЧ

 

 

Погода на Новой






Яндекс.Метрика

 

Rambler's Top100

Рейтинг Mail.ru

Каталог webplus.info

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время

Яндекс цитирования

 

Реклама

.....


АнтиГринпис 1990 Катамараном на Новую Землю Новая Земля — военная земля Авиационные происшествия и курьезы

2011-2017 © newlander home studio