Company Logo

Реклама

.....

Где-то на Новой Земле

Подпишись!

на обновления сайта через

 

по e-mail


Крестный адмирал новоземельского полигона

Сегодня Центральный полигон Российской Федерации отмечает на Новой Земле свое 60-летие. Поздравить коллективы «научников», военных и гражданских служащих арктического гарнизона прилетело командование и ветераны: физики, разработчики, конструкторы «закрытых» НИИ и ядерных центров страны; знаменитые испытатели, адмиралы и генералы из когорты бывших командиров полигона, почетные гости из разных городов России, в том числе из Северодвинска и Архангельска.

На юбилее будут представлены и три творческие премьеры известных архангелогородцев: книга журналиста Олега Химаныча «Новоземельская твердыня», документальная теле-трилогия режиссера Александра Суханова и оператора Григория Чухина «Русский архипелаг», созданные при содействии командования полигона, и монументальный памятник в честь 60-летия ядерного полигона – творение скульптора Сергея Сюхина и архитектора Дмитрия Яскорского на средства Международного фонда славянской письменности и культуры.

Когда и как возник полигон? Чем он занят сейчас, если не гремят ядерные взрывы? Кто несет нелегкую службу на Новой Земле?

Рождение полигона

Успешные испытания войскового атомного оружия (с 1949 года) на Семипалатинском полигоне поставили перед командованием ВМФ задачу вооружить и флот, прежде всего подводный, атомными зарядами.

В январе 1954-го конструкторскими коллективами была создана первая торпеда с ядерным зарядом. Встал вопрос о месте и времени ее испытания.Семипалатинский полигон обеспечить такое испытание не мог, ведь требовалось изучить воздействие подводного ядерного взрыва на корабли, поражающие факторы на береговые объекты и инженерные сооружения.

Новая Земля

Тогда – где?

На рассмотрение госкомиссии были представлены регионы Севера и Дальнего Востока. Выбрали район базирования Северного флота.Группа на тральщике обследовала Кольское побережье, полуостров Рыбачий и выбрала для испытания остров Аникиев (в документах значился «Ногиев»).

Главнокомандующий ВМФ Николай Герасимович Кузнецов отверг это предложение. «Во-первых, слишком близко к населенным пунктам, во-вторых, остров мал, одним испытанием не обойдемся, а для серии нам нужен морской атомный полигон», – сказал дальновидный главком. Кто-то вспомнил о Новой Земле, где в годы войны была военно-морская база... Все обдумав и взвесив, Кузнецов направил свои предложения правительству. Немедленно была создана государственная комиссия в составе флотских инженеров, адмиралов, ученых, и летом 1954-го она выбрала на Новой Земле район, отвечавший всем требованиям к проведению испытания в море торпеды с атомным зарядом.

Так, благодаря Николаю Кузнецову был спасен, сохранен для науки и культуры исторический памятник международного значения – остров Большой Аникиев. На нем находится уникальная каменная плита, где время сохранило 185 вырезанных автографов голландских, шведских, немецких и русских мореходов – кормщиков, штурманов, капитанов, купцов со времен Виллема Баренца и по ХХ век.

Постановлением правительства, затем директивой Главного штаба ВМС 17 сентября 1954 года – теперь это день рождения полигона – была сформирована существующая и поныне войсковая часть 77510, куда вошли научно-испытательная часть, подразделения авиации и тыла; связь, гидрография, дивизион кораблей прикрытия.

«Для нужд обороны» на архипелаге были ликвидированы почти все полярные станции, промысловая фактория, островной Совет. «Президента» Новой Земли Илью Константиновича Вылку, а затем и всех жителей ее военные вывезли на материк – где построили им жилье в Архангельске, Нарьян-Маре и на острове Колгуев.

Для сооружения секретного «Объекта-700» на архипелаг были переброшены 13 строительных батальонов «Спецстроя». Работы начались одновременно на трех площадках: в поселке Белушья Губа – жилой, командный и лабораторный комплексы; на берегу залива Рогачева – аэродром, в губе Черной – боевые «опытовые» поля.

Генерал-лейтенант Евгений Никифорович Барковский, начальник стройки и первый командир полигона, вспоминал спустя годы:

— Сроки, поставленные правительством на подготовку к подводному ядерному испытанию, были крайне сжаты – год. Все приходилось начинать с нуля, учитывая, что зимой из-за суровых климатических условий строительные работы на Новой Земле практически невозможны.

Но работы велись.

Лавина грузов хлынула на судах с материка – из Мурманска, Архангельска, Молотовска (ныне Северодвинск). Их выгрузку на берег ускорил изобретенный Барковским плавучий причал, доставленный сюда на буксире. Сооружались бетонные пирсы, противодесантные сооружения, взлетно-посадочная полоса, боевые казематы, лаборатории, жилье…

Форсируя строительство, солдаты жили в зимних палатках, командиры – в ветхих зданиях становища Белушье. Безостановочно работал бетонный завод, на стройки шел и плавник, собранный с берегов бухты.

И полигон построили в срок.

Постановлением правительства ответственным за испытание первой ядерной торпеды был назначен Главком ВМФ Адмирал флота СССР Николай Кузнецов – крестный отец полигона.Но ему помешал инфаркт. Вместо него прибыл заместитель – адмирал Арсений Головко.

На земле, в небесах и на море

История ядерных испытаний на Новой Земле – это потрясающая драматическая сага об интеллектуальных, эмоциональных и физических устремлениях, преодолениях, победах и трагедиях людей, на фоне и в обнимку с беспощадной природой, с ее красотой и непобедимостью…

Первый подводный взрыв мощностью до 20 килотонн был успешно осуществлен 21 сентября 1955 года в южной части Новой Земли – в губе Черная.

Ядерное «изделие», доставленное из Арзамаса и собранное здесь в специально возведенном кирпичном здании с бронированной камерой-отсеком, было помещено в головную часть торпеды Т-5. На специальном судне она была доставлена в губу Черную, подвешена к тросу и опущена на глубину 12 метров под днище обреченного корабля-мишени. Из Молотовска пришел караван судов, которым также суждено было стать «подопытными», на них были помещены различные животные, продовольствие – для исследований. Поднялись самолеты с измерительной и киносъемочной аппаратурой на борту. В расчетный момент автоматика привела их в действие.

Невиданный взрыв, все мгновения которого сохранила кинопленка, ознаменовал рождение Морского научно-исследовательского полигона. В натурных условиях были проверены и уточнены воздействия поражающих факторов ядерного взрыва в воде; появилась возможность совершенствования нового оружия для ВМФ – для строящихся уже атомных субмарин.

Серию воздушных взрывов на Новой Земле открыл ядерный заряд, сброшенный 7 сентября 1957-го над опытовым полем, оборудованным в районе мыса Сухой и губы Митюшиха – у западного входа в пролив Маточкин Шар. Здесь прогремело 85 атмосферных ядерных взрывов в «бомбовом» режиме.

А 30 октября 1961-го над архипелагом, на высоте 3,5 километров, была взорвана (на половину своей мощности!) водородная бомба – «супербомба», «пол-Ивана», «изделие Сахарова». Испытание самого мощного за всю историю атомного века термоядерного заряда с тротиловым эквивалентом 50 мегатонн и беспрецедентными поражающими возможностями стало уникальным достижением советских ученых и испытателей. Руководители СССР возлагали на это политическую задачу: устрашение «предполагаемого противника» – США. И не ошиблись.

Но лес рубят – щепки летят! Взрыв опалил огромные пространства тундры, отколол ударной волной айсберги от ледников, разрушил поселки Лагерное и Северный в проливе Маточкин Шар, испепелил многие поморские памятники… Последний воздушный взрыв прогремел 25 декабря 1962 года.

Первое подземное испытание было проведено 18 сентября 1964 года. Радиационная обстановка после взрыва была штатной и соответствовала прогнозу .Но в числе 39 подземных взрывов были и нештатные – аварийные. Об одном из них вспоминает участник испытания, капитан первого ранга Александр Феликсович Журавлев:

— 2 августа 1987-го, после моратория, продолжавшегося с 1985-го, в подготовленной, как обычно, штольне было проведено групповое испытание пяти ядерных взрывных устройств. Через полторы минуты произошел динамический прорыв парогазовой смеси в районе устья штольни… Радиоактивные продукты из-за штилевой погоды в течение шести суток «висели» над технологической площадкой, обуславливая мощность экспозиционной дозы свыше 500 Р/ч. Был эвакуирован весь поселок. Следы радиоактивных веществ обнаруживались на акваториях Карского и Баренцева морей. Через девять суток радиоактивные продукты достигли Скандинавии…

В настоящее время приустьевая площадка этой штольни является санитарно-защитной зоной.

Подземное испытание восьми ядерных взрывных устройств, произведенное 24 октября 1990-го, оказалось последним ядерным испытанием на Новой Земле в СССР и в новой России.

После развала СССР, ликвидации 10-й армии ПВО, под натиском «зеленых» и общественного мнения полигон пережил угрозу распада и закрытия. Распоряжение Президента РФ о прекращении испытаний остановило все работы, «сдуло» финансирование. В бездействии разрушалась уникальная инфраструктура, уходили классные специалисты… Комментируя ту драматическую ситуацию, начальник Новоземельского полигона контр-адмирал Виктор Алексеевич Горев мужественно – честь имею! – заявил на сессии Архангельского областного Совета народных депутатов в 1991 году:

— Запрещение испытаний ядерного оружия в одностороннем порядке в современных условиях – это акция антинародная. Это мое личное мнение.

К счастью, задачи государственной безопасности, необходимость совершенствования ядерного оружия и проверки его боезапаса «победили». И в 1992 году указ президента РФ Бориса Ельцина определил новый период в жизни Новоземельского полигона, утвердив его статус «Центрального полигона Российской Федерации».

Минатом выделил в 1995 году необходимые средства, и специалисты Челябинского ядерного центра (г. Снежинск) вылетели с подготовленными полигонными макетами на Новую Землю для испытания новых технологий вопреки жесточайшим погодным угрозам новоземельской осени и зимы.

В январе 1996-го намеченные работы были завершены и положили начало регулярным так называемым неядерно-взрывным экспериментам (НВЭ).

То же сделали и американцы.

И 10 сентября 1996-го Россия и США смогли, наконец, подписать в Нью-Йорке долгожданный Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний во всех средах (ДВЗЯИ), который ратифицировали более 150 стран.

Общими усилиями Минатома и главных ядерных центров России удалось восстановить деятельность Новоземельского полигона для решения современных научно-технических и оборонных задач.

С тех пор ядерные взрывы не гремят, а полигон действует.

После закрытия Семипалатинского полигона и распада СССР у теоретиков, конструкторов и разработчиков ядерного оружия остался единственный в России полный комплекс аппаратуры, с помощью которого возможно проведение любых испытаний ядерного оружия, вплоть до полномасштабных.

За шесть десятилетий Новоземельский полигон выковал «ядерный щит» страны – самый надежный и неотвратимый гарант нашей безопасности.

Новоземельская столица

Год назад я побывал в поселке Белушья Губа – в «столице» полигона, чтобы собрать материалы для пятого тома Поморской энциклопедии по теме «Новая Земля». Начальник полигона полковник Андрей Анатольевич Синицын, предлагая мне для работы редкие книги из своего кабинета-библиотеки, хорошо сказал:

— История полигона – это не начальники его, адмиралы и генералы, а прежде всего физики, разработчики и конструкторы оружия, испытатели в поселке Северный в Маточкином Шаре, научно-техническая часть – мозг полигона… Ну а сердце – это Белушье…

Здесь все красиво: несколько благоустроенных улиц с многоэтажными домами, одетыми в разноцветный сайдинг; бетонные тротуары с зелеными газонами на центральной улице (дерн привезли из тундры). Центральную улицу Советскую украшает увенчанный крестом рубленый православный храм.

Напротив – высокая бронзовая фигура Николая Чудотворца с мечом защитника Отечества; яркое здание «совершенно секретной» научной части; Дом офицеров с фигурой Ленина у входа, а внутри – официально Комната боевой славы, а по сути – музей с ценнейшими артефактами и экспонатами истории и полигона, и архипелага. Тут же – международного класса биллиардная и уютный клуб «Сто капитанов» – место семейного отдыха военнослужащих полигона.

Рядом красуется спортивный комплекс «Арктика» с тренажерными залами, волейбольно-баскетбольной площадкой и отличным бассейном. По соседству с ним – уникальная, построенная по арктическому проекту трехэтажная школа на 600 учащихся.

Новая Земля

Глава администрации Жиганша Кешович Мусин, ветеран Новой Земли, полковник авиации в запасе, все вопросы «гражданской» жизни полигона, будь то благоустройство поселка, летний отдых детей, приобретение компьютерных классов для школы или выпуск газеты «Новоземельские вести», решает быстро. Это с его подачи Совет депутатов МО «Новая Земля» учредил в 2006 году звание «Почетный гражданин Новой Земли». Первый, кому присвоили его, стал «президент» Илья Константинович Вылка.

Приехав к нему в гости, я чувствовал себя как дома, пересекая «на броне» вездехода Гусиную Землю – сакральный край ненцев... Каменистая тундра покрыта зеленью и цветами; озера и берега – стаями линных гусей и казарок. Мне дали спиннинг, и я ощутил, как захватывающе добывать такую новоземельскую рыбу – голец.

Три недели я жил и работал на Новой Земле с ощущением счастья. Ведь почти все, о чем в начале 1990-х журналисты и депутаты мечтали, говорили, писали, для чего снимали фильмы, создавали общественное экологическое движение «К новой ЗЕМЛЕ!» – случилось!

Стихли ядерные взрывы, создана гражданская власть, разведанные минеральные ресурсы архипелага уже готовы служить экономике России, возрожден православный храм, коренные новоземельцы бывают на своей родине… Наконец, северная часть Новой Земли стала частью национального парка «Русская Арктика», где работают ученые…

Суть нынешнего юбилея и его украшение – ветераны. Все они – живая история страны, Новой Земли, полигона. И каждый – легенда...

Вице-адмирал Виктор Степанович Ярыгин, первый командир тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», в 1991 году вывел корабль «на испытания» из Севастополя, где спешно создавался флот «незалежной» Украины. Преодолев в море все создаваемые кораблю препятствия, прошел через Босфор, Дарданеллы, Гибралтар и привел его на базу Северного флота, проявив личное мужество и способность в сложных условиях принимать самостоятельные решения. В 1992-м получил назначение «на берег» – на Новую Землю. Военный моряк, он воспринимал архипелаг как непотопляемый авианосец, оставшись капитаном и на новой службе. При нем была успешно завершена Программа неядерно-взрывных испытаний, открывшая новый этап в жизни полигона. Сейчас он – председатель общественной организации «Московский союз новоземельцев», объявивший год юбилея полигона и годом адмирала Кузнецова, кандидат военных наук, член Союза писателей России. В книге «Новоземельцы. Люди и судьбы» он написал: «За Полярным кругом делать чтото плохо нельзя, невозможно – в условиях Арктики просто не выживешь. Жить и работать по совести учили нас предки-новоземельцы, открывшие, изучавшие и заселявшие острова, назвавшие их Новой Землей».

Ветераны вспомнят славные страницы истории полигона, пожелают долгих лет жизни верным друзьям, выпьют за тех «кто в море» и помянут тех, кто безвременно ушел… Как бывший начальник полигона контр-адмирал Виктор Владимирович Шевченко (1947–2014 гг.), написавший слова и музыку гимна новоземельцев:

«Здесь, в этих широтах не боги, а просто матросы.
По воле Отчизны своей ледяные торосы,
Раздвинув руками, создали в назначенный срок
Все то, чтоб нас враг никогда уничтожить не смог».

С юбилеем, Полигон!

Виктор ТОЛКАЧЕВ, газета Правда Севера
(фото из архива автора)

 

Погода на Новой






Яндекс.Метрика

 

Rambler's Top100

Рейтинг Mail.ru

Каталог webplus.info

200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время

Яндекс цитирования

 

Реклама

.....


АнтиГринпис 1990 Катамараном на Новую Землю Новая Земля — военная земля Авиационные происшествия и курьезы

2011-2017 © newlander home studio